Самые крепкие отношения

Чувство юмора, на самом деле, — очень важное качество, на которое нужно обращать внимание в человеке

Согласно исследованию профессора Джеффри Холла, просто уметь посмеяться — еще не залог хороших отношений. Суть в том, чтобы вы могли посмеяться над одними и теми же шутками.

Чтобы найти связь между юмором и умом, Холл провел не одно исследование в течение многих лет. Зато в ходе наблюдений ученый обнаружил и другую связь: например, чувства юмора и счастливых отношений.

«Люди говорят, что они хотят, чтобы у другого человека было чувство юмора, но это довольно широкое понятие. То, что люди считают тебя веселым, или что ты можешь пошутить над чем-угодно, это не связано с удовлетворением в отношениях. Связан тот юмор, который пара создает вместе».

Это значит, что важно то, чтобы он и она могли вместе посмеяться над одним и тем же, будь-то черные комедии или глупые молодежные фильмы. Именно такое общее чувство юмора помогает заложить хорошее основание для отношений. Это некая точка опора, ощущение эмоциональной безопасности.

«Когда вы встречаете того, с кем можете свободно посмеяться, это значит, что ваши будущие отношения будут веселыми и легкими в плане коммуникации друг с другом».

Источник: creu.ru

Монолог внутреннего голоса

Удивительная вещь – человеческая память. Как ловко она фильтрует произошедшие когда-то события, отсеивая неприятные воспоминания. И как умело она сглаживает все острые углы прошлого. И ведь как недавно все это было, каких-то полгода назад! И за эти полгода ты забыла то, что, кажется, забыть невозможно? Разве можно это забыть? Я напомню тебе об этом, сейчас нужно принять во внимание то, что ты и он уже когда-то проходили.

Как мило все начиналось: вы были одногруппниками, и то, что вы учились заочно, и не было необходимости видеться каждый день, лишь добавляло интриги в отношения. Слов нет, он очень красив – стройный, гибкий, с угольно черными, небрежно подстриженными, слегка вьющимися волосами, и черными, такими же как волосы, глазами в пол-лица. И фигура… Его фотографию с обнаженным торсом смело можно помещать на обложку мужского журнала. Ты тоже всегда была очень заметной – стройная обаятельная брюнетка, обладающая морем жизненного оптимизма. Именно этот человек, с которым вы так и не смогли составить пару, научил тебя плакать.

Тебе казалось, у вас нормальные отношения — он возил тебя на учебу, а после лекций – ужинать. Ты была знакома с его друзьями, и даже с мамой. Вы часто оставались на ночь вместе, а, когда ночевали каждый в своей квартире, он звонил, и вы подолгу разговаривали. Но ты не хотела замечать то, что бросалось в глаза постороннему человеку при взгляде на ваши отношения: он никогда не демонстрировал вашу близость, старательно избегал твоих друзей. Если тебе нужна была его помощь, далеко не всегда ты могла на нее рассчитывать. Но это мелочи. Хуже было то, что он был грубым, даже жестоким. Ему нравилось причинять тебе боль – посильнее ущипнуть, укусить. Сделать так, чтобы остался след на коже. Но ты оправдывала это – как проявление ревности.

Вспомни, как убегала из его квартиры глубокой ночью, после его очередных обвинений, боясь его грубости. Как вызывала такси, стоя в холодном подъезде. И как, отъезжая от его дома, посмотрела на его окна – свет в них уже не горел. Он просто лег спать.

Вспомни, это неприятно, но необходимо. Ты думала, что так не бывает – когда все чувства к человеку исчезают враз, за какие-то считанные минуты. Бывает! Как будто кто-то внезапно включил яркий свет в полутемной комнате, и все предметы, имевшие неясные очертания и оттого казавшиеся немножко нереальными, вдруг стали удивительно знакомыми, потерявшими ореол загадочности. Именно это произошло с тобой – неожиданно для себя ты увидела его таким, каким он был на самом деле. Не осталось привязанности, но и не возникло вакуума – тебя заполнило спокойствие, граничащее с равнодушием. И человек, который был с тобой все это время, по значимости стал сравним с фонарным столбом, любым из тех, что стоят вдоль дороги. Можно было только благодарить его за то, что он так легко избавил тебя от этой болезненной зависимости.

…Ты снова осталась на ночь в его квартире – временами казалось, что между вами все совсем не так уж и плохо. А днем вы поехали в город – пообедать. После кафе вы заходили в какие-то магазины, много смеялись, был яркий, солнечный майский день, и единственное, что немного омрачало настроение – это необходимость сдавать госэкзамен на следующее утро. Но для подготовки к нему вы договорились, что и предстоящую ночь, также как и предыдущую, ты проведешь в его квартире.

Звонок на его мобильный телефон раздался, когда вы ехали к тебе домой – переодеться, взять лекции. По разговору ты поняла, что звонит девушка. Она упрекала его в том, что он едет в машине с тобой, что вы улыбаетесь друг другу. Он стал оправдываться. Конечно, его смутило то, что этот разговор происходил при тебе, он вообще смущался, когда кто-то узнавал какие-то подробности из его личной жизни. Просто тебе казалось, будто именно ты и была его личной жизнью.

То, что ты услышала от него по дороге до твоего дома, не заставило тебя отказаться от решения провести ночь у него. Кажется, ты интуитивно поняла, что, если ты пройдешь и это испытание до конца, то ты на самом деле захочешь отказаться от этого человека. И ты осталась с ним еще на одну ночь.

Ты никогда не устраивала ему сцен, не закатывала истерик, хотя наверняка нужно было это сделать много раз, нет, ты просто замолкала, сдерживая все те слова, которые хотелось ему сказать. Ты не выглядела надувшей губы маленькой девочкой, скорее наоборот, он видел, что так проявлялась сила твоего характера – ты не высказывала ему претензии, не обвиняла его. Зачем? Он не был глупым, и сам прекрасно понимал, насколько был не прав по отношению к тебе. А ему хотелось, чтобы ты кричала, ведь тогда и он смог бы ответить тебе криком и выпустить огромное нарастающее напряжение.

В этот раз ты снова молча слушала, как он заводит сам себя, и также молча делала выводы. Он говорил, почти кричал о том, что он взрослый человек, и сам волен решать, как устраивать свою жизнь, что он ничего не говорил о твоей значимости в его жизни, что девушка, звонившая ему, слишком хорошая, и слишком любит его, чтобы он мог обидеть ее упоминанием о тебе. Ты слушала, и думала о том, что это все ты уже слышала, как и то, что он любит тебя; что время от времени он и тебя называл очень хорошей и раскаивался в том, что обижает своими поступками. Новым в его монологе было его упоминание о том, что она, увидев вас вместе, может приехать к нему ночью, чтобы проверить, один ли он, и тогда тебе придется уехать, потому что если выбирать между ней и тобой…

Она снова звонила и кричала в трубку, он опять успокаивал ее. Эмоции переполняли ее, они рвались наружу, просили выхода. Она переживала ту стадию влюбленности в него, которую ты миновала в самом начале ваших отношений – стадию накала страстей, стадию, в которой сгораешь в огне собственных фантазий и иллюзий. Но ты прекрасно понимала, что он очень быстро потушит и этот пожар – для поддержания пламени лед — совсем не подходящий материал.

Вот так-то. Может, тогда ты и не решилась бы уйти от него окончательно — слишком много похожих случаев было в ваших отношениях, но, уже очень поздно вечером, лежа в его кровати, ты слышала обрывки фраз, которые доносились из соседней комнаты, где он снова разговаривал с ней по телефону. Он говорил, что у него нет никого кроме нее, что любит ее одну, и, если она не верит в то, что он один, она может приехать к нему, если конечно ей хочется ехать, ведь уже очень поздно…

Ты слышала его разговор; в какую-то секунду эмоции нахлынули на тебя — это была огненная смесь ревности, неудовлетворенности, злости на него, на себя, жгучая смесь, которую не было возможности сдержать внутри себя. И тогда ты позволила ей вырваться наружу. Эта смесь была реальной, осязаемой, она материализовалась из твоего сознания и тебя же заключила в свой эпицентр, распространившись на несколько метров вокруг взрывоопасной сердцевины, неся в каждой своей клеточке огромный отрицательный заряд. Ты с помощью какой-то неведомой силы удерживала этот сгусток энергии вокруг себя; и тогда внутренняя боль, боль, которая и породила эту вибрирующую массу, вдруг начала струйкой вытекать из тебя. Твои эмоции и твоя боль были продолжением друг друга, были единым целым, они не могли существовать порознь. Ты отпустила на волю свои эмоции, и боль сама покинула тебя.

То, что произошло с тобой, уложилось в несколько минут. Это и не могло длиться долго, слишком много энергии ты потратила на то, чтобы выпустить весь негатив, скопившийся в тебе за долгие месяцы, и тогда произошло то, что и должно было произойти — ты вспыхнула и перегорела, как шаровая молния. И именно в этот момент спокойствие, которое было так необходимо тебе, наполнило тебя.

Утром вы расстались. Он все прекрасно понял – молча, именно так, как всегда переживала его крики, ты приняла решение. Оно не было принято под влиянием импульса, и не было смысла пытаться переубедить тебя.

И вот теперь он снова предлагает тебе включиться в его игру. Я попрошу тебя только об одном – пожалуйста, будь бдительна. Этот человек уже не один раз причинил тебе боль, и он не изменился. Он знает много способов подчинить тебя себе. А ты знаешь его: ты ведь научилась его чувствовать, предугадывать его поступки, читать между строк то, что он не досказал. Но ты научилась еще кое-чему – играть по его правилам и получать от этого удовольствие. Так что теперь вы равносильные противники. И если ему вновь захотелось поиграть с тобой, ты не откажешь ему в этом удовольствии. С одной лишь оговоркой – первый ход за тобой.

Источник: www.passion.ru

CATEGORIES