Прошу подтвердить правильность применения нормы

Об учете для целей налога на прибыль расходов на выплату должностных окладов, определяемых с учетом ежемесячной индексации

Об учете для целей налога на прибыль расходов на выплату должностных окладов, определяемых с учетом ежемесячной индексации

ПИСЬМО МИНФИНА РОССИИ от 17.02.2016 № 03-03-06/2/8690

Об учете расходов для целей налогообложения прибыли организаций на выплату должностных окладов работникам, определяемых с учетом ежемесячной индексации

Вопрос: Общество с ограниченной ответственностью (далее — Общество) просит подтвердить правомерность выводов Общества по вопросам применения главы 25 «Налог на прибыль организаций» Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ) в отношении порядка учета в целях исчисления налога на прибыль организаций сумм расходов, связанных с ежемесячной индексацией должностных окладов работников Общества.

Статьей 135 Трудового кодекса Российской Федерации определено, что заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.

В целях предотвращения оттока персонала и обеспечения достаточного количества персонала для надлежащего и бесперебойного осуществления операционной деятельности Общества было принято решение об осуществлении ежемесячной индексации должностных окладов работников Общества с учетом изменений курса иностранной валюты по отношению к российскому рублю. Данное решение закреплено внутренними нормативными документами Общества и дополнительными соглашениями к трудовым договорам.

Согласно положениям п.1 ст.252 НК РФ в целях налогообложения прибыли организаций расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором).

В соответствии со ст.255 НК РФ в расходы налогоплательщика на оплату труда включаются любые начисления работникам в денежной и (или) натуральной формах, стимулирующие начисления и надбавки, компенсационные начисления, связанные с режимом работы или условиями труда, премии и единовременные поощрительные начисления, расходы, связанные с содержанием этих работников, предусмотренные нормами законодательства Российской Федерации, трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами.

На основании п.21 ст.270 НК РФ в составе расходов не учитываются расходы на любые виды вознаграждений, предоставляемых руководству или работникам, помимо вознаграждений, выплачиваемых на основании трудовых договоров (контрактов).

Просим подтвердить правильность нашего вывода о том, что, с учетом изложенного выше, расходы Общества на выплату должностных окладов работникам, определяемых с учетом ежемесячной индексации, зависящей от изменений курса иностранной валюты по отношению к российскому рублю, могут быть учтены в составе расходов при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль организаций на основании ст.255 и ст.252 НК РФ.

Департамент налоговой и таможенно-тарифной политики рассмотрел письмо по вопросу учета расходов для целей налогообложения прибыли организаций на выплату должностных окладов работникам, определяемых с учетом ежемесячной индексации и сообщает следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ) в целях налогообложения прибыли организаций расходами признаются экономически оправданные и документально подтвержденные затраты, произведенные для осуществления деятельности, направленной на получение дохода. Расходы, не соответствующие указанным требованиям, согласно пункту 49 статьи 270 НК РФ в целях налогообложения прибыли организаций не учитываются.

Установленный статьей 255 НК РФ перечень расходов на оплату труда не является закрытым, и согласно пункту 25 указанной статьи НК РФ к расходам на оплату труда относятся также другие виды расходов, произведенных в пользу работника, при условии, что они предусмотрены трудовым и (или) коллективным договором.

Согласно положениям статьи 135 Трудового кодекса Российской Федерации заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.

Таким образом, выплаты должностных окладов работникам, в том числе размер которых меняется в зависимости от условий и порядка, предусмотренного трудовым договором, в том числе и дополнительными соглашениями к трудовому договору, могут учитываться при формировании налоговой базы по налогу на прибыль организаций в составе расходов на оплату труда на основании пункта 25 статьи 255 НК РФ, при соответствии критериям, указанным в пункте 1 статьи 252 НК РФ.

Одновременно сообщаем, что мнение, приведенное в настоящем письме, не содержит правовых норм или общих правил, конкретизирующих нормативные предписания, и не является нормативным правовым актом. В соответствии с Письмом Минфина России от 07.08.2007 № 03-02-07/2-138 направляемое мнение имеет информационно-разъяснительный характер по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах и не препятствует руководствоваться нормами законодательства о налогах и сборах в понимании, отличающемся от трактовки, изложенной в настоящем письме.

Заместитель
директора Департамента
А.С.Кизимов

Источник:
Об учете для целей налога на прибыль расходов на выплату должностных окладов, определяемых с учетом ежемесячной индексации
ПИСЬМО МИНФИНА РОССИИ от 17.02.2016 № 03-03-06/2/8690 Об учете расходов для целей налогообложения прибыли организаций на выплату должностных окладов работникам, определяемых с учетом ежемесячной индексации Вопрос:…
http://www.audit-it.ru/law/account/860429.html

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 4 сентября 2014 г

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 4 сентября 2014 г. N Ф02-3332/14 по делу N А58-4330/2013 (ключевые темы: срок исковой давности — доли в уставном капитале общества — ничтожные сделки — договор купли-продажи доли в уставном капитале — несоблюдение нотариальной формы)

Резолютивная часть постановления объявлена 28 августа 2014 года.

В полном объеме постановление изготовлено 04 сентября 2014 года.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Скубаева А.И.,

судей: Бурковой О.Н., Уманя И.Н.,

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества «Голд Индигир Груп» на решение Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) от 08 ноября 2013 года по делу N А58-4330/2013, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 21 марта 2014 года по тому же делу (суд первой инстанции: Шамаева Т.С.; апелляционный суд:

Оширова Л.В., Барковская О.В., Куклин О.А.),

открытое акционерное общество «Голд Индигир Груп» (далее — ОАО «Голд Индигир Груп», ИНН 6321173528, ОГРН 1066320180783) обратилось в Арбитражный суд Республики Саха (Якутия) с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Цифровые технологии» (далее — ООО «Цифровые технологии», ИНН 3811115576, ОГРН 1073811008336) о взыскании 5 000 000 рублей.

Решением Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) от 08 ноября 2013 года, оставленным без изменения постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 21 марта 2014 год, в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с принятыми судебными актами, ОАО «Голд Индигир Груп» обратилось в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит их отменить, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального и процессуального права, исковые требования удовлетворить.

Заявитель кассационной жалобы просит проверить законность обжалуемых судебных актов, указывая на неправомерное применение судами срока исковой давности, неполное выяснение обстоятельств дела, применение закона, не подлежащего применению.

Отзыв на кассационную жалобу не представлен.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, своих представителей в судебное заседание не направили, в связи с чем дело рассматривается в их отсутствие.

Кассационная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, 15.04.2010 между ООО «Цифровые технологии» (продавец) и ОАО «Голд Индигир Груп» (покупатель) заключен договор купли-продажи доли в уставном капитале, согласно которому продавец обязуется передать в собственность покупателя, а покупатель обязуется на условиях, определенных настоящим договором принять и оплатить долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью «Кичэл» номинальной стоимостью 1 252 250 рублей, составляющую 25% уставного капитала ООО «Кичэл», принадлежащую продавцу на праве собственности.

В соответствии с пунктом 2.1 договора общая стоимость передаваемой доли составляет 8 500 000 рублей.

Оплата стоимости доли производится покупателем путем перечисления денежных средств на расчетный счет продавца двумя траншами: первый транш в сумме 5 000 000 рублей.

Оплата по договору в размере 5 000 000 рублей произведена ответчиком 13.04.2010 по платежному поручению N 79 (списано со счета 16.04.2010).

Как установлено судами, данная сделка не была оформлена в нотариальном порядке, по мнению истца, является ничтожной сделкой в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации. ООО «Цифровые технологии» к исполнению договора не приступало, право собственности на указанную долю истцу передано не было.

Претензия, направленная ответчику истцом 04.07.2013, получена 03.08.2012 и оставлена без ответа.

Полагая, что у ответчика возникло неосновательное обогащение, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Проверив соответствие выводов Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) и Четвертого арбитражного апелляционного суда о применении норм права установленным ими по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильность применения судами норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов, исходя из доводов кассационной жалобы, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к следующим выводам.

Согласно пункту 1 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом или иными правовыми актами, в том числе из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему.

В соответствии с пунктом 2 статьи 21 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об обществах с ограниченной ответственностью) участник общества вправе продать или осуществить отчуждение иным образом своей доли или части доли в уставном капитале общества одному или нескольким участникам данного общества. Согласие других участников общества или общества на совершение такой сделки не требуется, если иное не предусмотрено уставом общества. Продажа либо отчуждение иным образом доли или части доли в уставном капитале общества третьим лицам допускается с соблюдением требований, предусмотренных настоящим Федеральным законом, если это не запрещено уставом общества.

Согласно пункту 11 статьи 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью сделка, направленная на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества, подлежит нотариальному удостоверению. Несоблюдение нотариальной формы влечет за собой недействительность этой сделки.

В отсутствие нотариального оформления договор купли-продажи доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью в силу прямого указания закона является недействительной (ничтожной) сделкой (пункт 1 статьи 165 Гражданского кодекса Российской Федерации, в редакции, действовавшей на день совершения сделки).

Статей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что сделка, не соответствующая требованиям закона, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима. В соответствии с пунктом 1 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации ничтожная сделка недействительна независимо от признания ее таковой судом.

При рассмотрении настоящего дела в арбитражном суде первой инстанции ответчик заявил о применении исковой давности.

Исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено (статья 195 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

В пункте 26 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.2001 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.11.2001 N 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» разъяснено, что при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования именно по этим мотивам, поскольку в соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Как следует из материалов дела спорная сделка не была оформлена в нотариальном порядке, в связи с чем судами обоснованно данная сделка, как не соответствующая требованиям закона, признана ничтожной в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

По общему правилу течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются Гражданским кодексом Российской Федерации и иными законами (пункт 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года (пункт 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Исследовав представленные в материалы дела доказательства, суды двух инстанций пришли к выводу о том, что истец, 13.04.2010 перечисляя денежные средства в сумме 5 000 000 рублей в счет оплаты доли в уставном капитале ООО «Кичэл» в отсутствие нотариального удостоверения сделки, знал о ее ничтожности.

В связи с чем судами правильно сделан вывод о начале течения срока исковой давности с 13.04.2010.

Установив, что иск предъявлен в арбитражный суд 05.08.2013, суды сделали обоснованный вывод о том, что трехлетний срок исковой давности истек.

Учитывая, что истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске, суды правомерно указали на отсутствие оснований для удовлетворения иска.

Довод заявителя кассационной жалобы о неправомерном применении судами срока исковой давности, поскольку исковое заявление направлено истцом 14.04.2013, то есть в пределах срока исковой давности, обоснованно отклонен судами как документально не подтвержденный. Представленные заявителем копии описи вложения и почтовой квитанции N 44502001097349 от 14.04.2013, обоснованно не приняты судами как доказательства, в связи с невозможностью достоверно установить какие документы были направлены истцом данным почтовым сообщением. А также учли отсутствие на сайте Почты России «Отслеживание почтовой корреспонденции» информации о почтовом отправлении с N 44502001097349.

Таким образом, доводы заявителя кассационной жалобы по существу направлены на переоценку исследованных судами доказательств, что не соответствует целям и задачам кассационного судопроизводства (глава 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Обстоятельства данного спора и представленные доказательства были предметом рассмотрения судов первой и апелляционной инстанций и получили правильную правовую оценку. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебных актов, не установлено.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что обжалуемые судебные акты на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат оставлению без изменения.

Руководствуясь статьями 274, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

Решение Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) от 08 ноября 2013 года по делу N А58-4330/2013, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 21 марта 2014 года по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Источник:
Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 4 сентября 2014 г
Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 4 сентября 2014 г. N Ф02-3332/14 по делу N А58-4330/2013 (ключевые темы: срок исковой давности — доли в уставном капитале общества —
http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/37504371/

Пределы кассационного пересмотра в арбитражном процессе

Пределы кассационного пересмотра в арбитражном процессе

И. Г. Арсёнов, председатель судебного состава, судья Федерального арбитражного суда Уральского округа, кандидат юридических наук

Традиционно в теории процесса важнейшая функция кассации рассматривалась как деятельность по проверке соответствия закону судебных актов, принятых по существу материально-правового спора. Несомненно, что современное осмысление функционального назначения кассационного контроля достаточно актуально в условиях правового государства, в котором общественные отношения (подавляющая часть) должны находиться в плоскости «правового поля». Обеспечение верховенства закона связано с реализацией положения, при котором результат правоприменительной деятельности суда по урегулированию общественных отношений будет в наибольшей степени соответствовать воле законодателя, объективированной в правовых нормах.

Другая точка зрения состояла в том, что проверка законности обжалованного судебного акта должна осуществляться в полном объеме независимо от доводов кассационной жалобы, при этом суду вменяется обязанность по устранению всех и всяких нарушений норм материального или процессуального права. Таким образом, признавалось, что активность суда практически ничем не должна ограничиваться. Однако реализация такого подхода означает существенное ограничение, почти прекращение действия диспозитивного начала в арбитражном процессе на стадии возбуждения кассационного пересмотра, поскольку при таком подходе дальнейшее развитие процессуального отношения не будет детерминировано волеизъявлением кассатора 4 .

Представляется, что сформированное таким образом определение пределов кассационного пересмотра в определенной мере было связано с тем, что урегулирование судом спорного отношения, вытекающего из сделки, без проверки соответствия этой сделки обязательным требованиям норм материального права, приводило бы к существенным негативным последствиям, таким как нарушение баланса частного и общественного интересов, нарушение режима законности, дестабилизация гражданского оборота, неопределенность спорного материального правоотношения.

Изложенные доводы полагаю, позволяют утверждать, что общее правило осуществления кассационного контроля должно заключаться в ограничении пределов пересмотра доводами кассационной жалобы с законодательным определением границ возможных отступлений от принципов состязательности и диспозитивности в публичных интересах. Определение пределов полномочий по кассационному контролю в решающей степени зависит от того, какие действия при проверке законности решений и постановлений апелляционной инстанции необходимо и достаточно совершить суду кассационной инстанции для выполнения своей функции, решения своей процессуальной задачи и достижения конечной цели правосудия по экономическим спорам – защиты нарушенного права.

Нормы о пределах кассационного пересмотра, закрепленные в действующем АПК в виде отдельного института, как представляется, ограничивают содержание проверочной деятельности, предметных и функциональных полномочий, сущности принимаемого по результатам пересмотра постановления арбитражного суда кассационной инстанции. Общее определение пределов кассационного пересмотра содержится в ст. 286 АПК, тогда как более детально сущность данного процессуального института определяется содержанием других норм АПК. Установление пределов судебного контроля в кассационной инстанции обусловлено, главным образом, специальной процессуальной задачей кассации (проверка законности обжалованных актов) и диспозитивным началом судопроизводства в арбитражном процессе, предполагающим зависимость судебного контроля от процессуальных действий заявителя.

Согласно общему правилу ст. 286 АПК кассационный контроль ограничен, с одной стороны, проверкой законности, то есть правильности применения норм материального и норм процессуального права судами нижестоящих инстанций при принятии ими обжалованного акта. С другой стороны, проверка законности обжалованного акта осуществляется в пределах доводов кассационной жалобы и возражений относительно жалобы, представленных в суд кассационной инстанции другими участниками процесса.

Таким образом, суду кассационной инстанции не предоставлено право по своей инициативе осуществлять проверку законности судебного акта в необжалованной части, помимо отдельных исключений, специально оговоренных в кодексе. Так, например, грубые нарушения принципов и основных правил судопроизводства сами по себе ставят под сомнение законность судебных актов, принятых с такими нарушениями. В связи с этим в части второй ст. 286 АПК закреплено отступление от общего правила определения пределов кассационного пересмотра, обязывающее суд кассационной инстанции выйти за пределы доводов кассационной жалобы. Это возможно при проверке правильности применения норм процессуального права, нарушение которых согласно части 4 ст. 288 АПК является безусловным основанием для отмены обжалованного судебного акта, независимо от того, были ли нарушены при его принятии нормы материального права.

В части третьей ст. 286 АПК, нашло отражение специфическое проявление взаимосвязи законности и обоснованности при кассационной проверке обжалованного акта. Суть этой взаимосвязи заключается в том, что без правильного установления существенных для дела обстоятельств (обстоятельств, имеющих правовое значение для спорного правоотношения) невозможно правильное применение судом норм материального права для урегулирования спора. Специфика проявления названной взаимосвязи при кассационном пересмотре состоит в отсутствии у суда кассационной инстанции права самому устанавливать существенные обстоятельства дела, поскольку это является прерогативой суда первой и апелляционной инстанций, наделенных полномочиями рассматривать спор по существу.

В свою очередь, доводы кассационной жалобы согласно п. 4 части 2 ст. 277 АПК также должны излагаться с учетом взаимосвязи законности и обоснованности судебных актов. Поэтому заявитель должен не просто ссылаться на то, что какое-то существенное обстоятельство установлено неправильно, но и указать на те нарушения закона и конкретных прав заявителя, которые, по его мнению, допущены из-за неправильного установления существенных обстоятельств дела. Суд кассационной инстанции, исходя из доводов жалобы, проверяет правильность и полноту установления существенных обстоятельств дела и оценки представленных доказательств, правильность выводов суда нижестоящих инстанций о правовом значении установленных обстоятельств.

Однако результатом оценки совокупности имеющихся в деле и дополнительных доказательств не может стать установление новых обстоятельств дела судом кассационной инстанции (п. 3 ч. 1, ч. 2 ст. 287 АПК). Правовые последствия такой оценки доказательств заключаются в направлении дела на новое рассмотрение, если выводы, содержащиеся в обжалуемом судебном акте, не соответствуют исследованным судом кассационной инстанции доказательствам. Недопустимым является принятие судом кассационной инстанции, после отмены обжалованного акта, нового постановления по существу спора на основе оценки исследованных при кассационном пересмотре доказательств.

Таким образом, помимо норм материального права, на нарушение которых непосредственно указывает заявитель кассационной жалобы, суд кассационной инстанции должен проверить правильность применения всех тех норм, проверка которых необходима для того, чтобы проверить доводы заявителя о ненадлежащей защите нарушенного права при рассмотрении спора по существу. Полномочия суда кассационной инстанции по проверке законности обжалованных актов должны осуществляться в тех пределах, в каких это необходимо для достижения в данном правоприменительном цикле конечной цели правосудия по экономическим спорам.

– рассмотрение арбитражного дела судом в незаконном составе;

– рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания;

– нарушение правил о языке судопроизводства при рассмотрении дела;

– принятие судом решения о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле;

– неподписание решения, постановления судьей или одним из судей либо подписание решения, постановления не теми судьями, которые указаны в решении и постановлении;

– отсутствие в деле протокола судебного заседания или подписание его не теми лицами, которые указаны в ст. 155 АПК;

– нарушение правила о тайне совещания судей.

Полномочия суда кассационной инстанции по контролю законности принятых судебных актов в арбитражном процессе, таким образом, обязательно включают проверку правильности применения норм процессуального права, нарушение которых является безусловным основанием для отмены судебных актов.

Следует также остановиться на пределах кассационного контроля правильности применения нижестоящими судами норм ст. 148, 150 АПК РФ, в которых закреплены основания оставления иска без рассмотрения и прекращения производства по делу. В предусмотренных данными нормами случаях основания для судебной защиты нарушенного права не возникли на момент рассмотрения спора, либо такие основания отсутствуют в принципе. Это в свою очередь означает, что не имеется оснований для применения судом норм материального права, соответственно и оснований для проверки правильности такого правоприменения. Таким образом, проверка правильности применения статей 148, 150 АПК, наряду с нормами, содержащими безусловные основания для отмены обжалованных актов (часть 4 ст. 288 АПК), является обязательным элементом полномочий суда кассационной инстанции, используемым при рассмотрении каждой кассационной жалобы.

Полагаем, общее правило заключается в том, что проверка законности обжалованного акта в части соблюдения норм процессуального права, кроме ст. 148, 150 АПК и норм, нарушение которых отнесено к безусловным основаниям отмены, зависит от наличия соответствующих доводов в кассационной жалобе. В том случае, если доводы о нарушении таких норм в кассационной жалобе отсутствуют, у суда кассационной инстанции не имеется оснований, вопреки принципу диспозитивности, проверять правильность применения указанных процессуальных норм. Учитывая зависимый характер процессуальных норм, используемых в процессе применения к спорному отношению норм материального права, в проверке таких процессуальных норм отпадает необходимость в том случае, если при проверке правильности применения норм материального права будет установлено, что спорное правоотношение урегулировано надлежащим образом.

1. Арсёнов И. Г. Арбитражный процесс. Проблемы кассационного пересмотра. М. Норма, 2004 С. 94.

2. Здесь и далее имеется в виду Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, принятый 21 июля 2002 г., введенный в действие с 1 сентября 2002 г.

3. Скворцов О. Ю. Институт кассации в российском арбитражном процессуальном праве (проблемы судоустройства и судопроизводства). Автореф… канд. юрид. наук. Санкт-Петербург, 2000. С. 21, 22. Подвальный И. О. Апелляция и кассация в арбитражном процессе Российской Федерации. Автореф… канд.юрид. наук. Санкт-Петербург, 2000. С. 20.

4. Нагорная Э. Н. Производство в кассационной инстанции арбитражного суда. М. Юридический дом Юстицинформ, 2000. С.36. Шерстюк В. М. Арбитражный процесс в вопросах и ответах. М. Издательство Городец, 2000. С. 263,264.

5. Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ 1999. № 10. С. 57–58; См. также:Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ, 1998. № 11. С.35–37.

6. Постановление Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 июня 1999 г. № 2982/99 по делу № А60-1101/98-С2 Арбитражного суда Свердловской области. Архив Федерального арбитражного суда Уральского округа, дело № Ф09-19/99-ГК. // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ, 2000. № 1. С. 31–32; см. также: постановление от 14 марта 2000 г. № 3438/98. Вестник Высшего арбитражного суда РФ № 6, 2000. С. 70–72, постановления Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 марта 2001 г. № 765/200 и от 22 мая 2001 г. № 8838/2000 в информационной системе «Консультант».

Источник:
Пределы кассационного пересмотра в арбитражном процессе
Пределы кассационного пересмотра в арбитражном процессе И. Г. Арсёнов, председатель судебного состава, судья Федерального арбитражного суда Уральского округа, кандидат юридических наук
http://bmpravo.ru/show_stat.php?stat=246

Прошу подтвердить правильность применения нормы

2.2. Особенности применения прецедента и доктрины в качестве источников международного частного права / Вспомогательные источники международного права (прецедент и доктрина)

В отличие от чисто внутренних отношений, где выбор применимых норм материального права ограничен только внутренними источниками и осуществляется исключительно исходя из существа правоотношений, в делах с иностранным элементом этому предшествует выбор компетентного правопорядка.

В российской судебной практике нередки случаи применения иностранного права. В качестве источника информации об иностранном праве российские суды используют и иностранные законодательные акты, и заключения специалистов по законодательству соответствующей страны, и даже судебные прецеденты тех государств, которые принято относить к странам общего права (common law).

Среди проблем такого правоприменения можно выделить не указание на конкретные прецеденты, которыми руководствуется суд. Приведем примеры из практики.

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа по делу N КГ-А40/5241-01 от 25 сентября 2001 г. В указанном постановлении отмечается, среди прочего, следующее [1] .

При ссылке на договор, из которого возникли разногласия сторон, суд первой инстанции указал, что рассматриваемый им спор подлежит разрешению в соответствии с нормами материального права Англии. Как предусмотрено ст. 12 АПК, в случае применения иностранного права арбитражный суд устанавливает существование и содержание его норм в соответствии с их толкованием и практикой применения в соответствующем иностранном государстве.

Аналогичные требования к установлению содержания иностранного права предусмотрены в ст. 157 Основ ГЗ, которая, в частности, предусматривает, что в целях установления содержания норм иностранного права арбитражный суд может обратиться в установленном порядке за содействием и разъяснением к Министерству юстиции и иным компетентным органам или учреждениям в России и за границей либо привлечь экспертов. Кроме того, право представления документов, подтверждающих содержание соответствующих норм иностранного права, предоставлено лицам, участвующим в деле.

Однако суд первой инстанции не выполнил вышеназванное требование российского процессуального законодательства и не указал, в соответствии с какими нормами права Великобритании или ее судебными прецедентами он сделал вывод о том, что спорный договор является агентским, а не договором комиссии, как утверждает ответчик, и из каких норм английского права он сделал выводы, изложенные в мотивировочной части обжалуемого решения.

В обжалуемом решении нет никаких ссылок на нормы материального права, которыми руководствовался суд первой инстанции при принятии обжалуемого решения.

Повторно рассматривая дело, суд апелляционной инстанции также не устранил указанное нарушение процессуального законодательства судом первой инстанции и также не сослался ни на одну норму материального права, положенную в основу обжалуемого постановления.

В соответствии с ч. 3 п. 4 ст. 176 АПК, безусловным основанием к отмене решения и постановления является то обстоятельство, что в решении и постановлении отсутствует ссылка на закон или иной нормативный правовой акт, которыми руководствовался арбитражный суд при их принятии. В связи с чем обжалуемые судебные акты подлежат отмене, как принятые с нарушением применения норм процессуального права.

При новом рассмотрении дела суду первой инстанции было предложено учесть указанные замечания, определить спорное правоотношение сторон, применимое к нему право, содержание норм установленного права в соответствии с толкованием и практикой его применения, учесть доводы сторон и с надлежащим применением закона принять обоснованное решение.

В результате обжалуемые судебные акты были отменены, а дело передано на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда г. Москвы.

В другом случае суд не выяснил, каковы толкование и практика применения норм германского права при разрешении спора. Это дело явилось предметом рассмотрения Федерального арбитражного суда Московского округа, по которому он принял постановление N КГ-А40/5711-01 от 16 октября 2001 г.

В указанном постановлении отмечается следующее.

Суд первой инстанции пришел к выводу, что невозможно возложить солидарную ответственность на должника и гаранта, поскольку это не предусмотрено Германским Гражданским Уложением (ГГУ); что оснований для взыскания с гаранта суд не находит, поскольку такого института, как договор гарантии, законодательством Германии не предусмотрено, а Унифицированные правила IСС для договорных гарантий применяются, если гарантия подчинена указанным Правилам; что требования к заемщику подлежат удовлетворению на основании параграфов 607, 608 ГГУ.

Постановлением апелляционной инстанции того же арбитражного суда от 13 августа 2001 г. решение от 14 июня 2000 г. оставлено без изменения. При этом апелляционная инстанция дополнительно указала, в частности, что удовлетворить данный иск в отношении обоих ответчиков невозможно, ибо это приведет к двойному взысканию в пользу истца полностью одних и тех же сумм с двух разных ответчиков, а это условиями обязательств, имеющихся между ними, не предусмотрено, равно как не следует такая возможность из норм Германского Торгового Уложения и Германского Гражданского Уложения.

В кассационной жалобе истец просил решение и постановление апелляционной инстанции изменить. При этом он ссылался на неправильное применение судом параграфов 157, 305, 420-432, 765, 771, 773 ГГУ, параграфа 349 Германского Торгового Уложения, ст. 37, 155 АПК.

Как указал суд кассационной инстанции, согласно ч. 1 ст. 12 АПК, в случае применения иностранного права арбитражный суд устанавливает существование и содержание его норм в соответствии с их толкованием и практикой применения в соответствующем иностранном государстве.

Однако из решения и апелляционного постановления усматривается, что суд, установив существование и содержание норм германского права, на которые ссылается истец, не выяснил, каково толкование и практика применения этих норм в Федеративной Республике Германии. Представленные истцом материалы могут свидетельствовать о том, что данное судом толкование примененных норм германского права отличается от их толкования и практики их применения в ФРГ.

С учетом изложенного решение и апелляционное постановление были признаны недостаточно обоснованными и в силу п. 3 ст. 175, ч. 1 и 2 ст. 176 АПК — подлежащими отмене, а дело — передаче на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда г. Москвы.

При новом рассмотрении дела судам предписано, в частности, учесть изложенное, установить объем взаимных прав и обязанностей, возникших у сторон из заключенных ими соглашений по нормам германского права, которому эти соглашения подчинены, а также учесть при применении норм иностранного права положения ст. 12 АПК.

В итоге обжалуемые судебные акты были отменены, а дело передано на новое рассмотрение в первую инстанцию того же арбитражного суда [2] .

Схожая ситуация складывается и вокруг доктрины как источника права. Так, при вынесении решения об отказе в признании и приведении в исполнение на территории России решения Лондонского арбитражного суда по договору чартер-партии, суд не исследовал официальное толкование и практику применения норм английского законодательства, а также доктрину подлежащих применению в соответствии с арбитражной оговоркой в договоре [3] .

Впрочем, рассмотренные выше проблемы применения норм иностранного прецедентного права разрешимы. Тогда как вопрос о том есть ли место в составе российского международного частного права судебному решению как источнику права – остается дискуссионным. Большинство исследователей, отвечая на этот вопрос – дают отрицательный ответ [4] . Между тем, в последнее десятилетие все больше ученых принимают точку зрения, согласно которой для судебного прецедента в составе российского международного частного права есть место [5] . И данные заявления отнюдь небезосновательны.

Основные аргументы противников признания судебного решения, в частности постановлений пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда сводится к основному утверждению, что суд не творит право, а только следует ему, т.е. применяет право. Между тем, аналогичная ситуация имеется и в англо-саксонских странах — где судья, формулируя прецедент, не создает новых норм, а лишь «извлекает» их из глубин естественного права. Следовательно, в данном случае при создании судебного решения (прецедента) нет указанного противоречия, поскольку ab initio не идет речь о правотворчестве в буквальном его понимании как ничем не обусловленного акта создания права в собственном смысле слова.

Аналогичный «прецедентный» порядок в Российской Федерации мог бы упростить процедуру рассмотрения споров с иностранными субъектами, повысить уровень доверия к российским судам.

[1] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа по делу N КГ-А40/5241-01 от 25 сентября 2001 г. // Правовая система «Гарант»

[2] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа, по которому он принял постановление N КГ-А40/5711-01 от 16 октября 2001 г. // Правовая система «Гарант»

[3] Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20 декабря 2000 г. N 106пв-2000 П // Правовая система «Гарант»

[4] См. например: Уруков В.Н. Судебные акты — прецеденты? // Право и экономика. — №10. — октябрь 2004г.

[5] См. например: Нешатаева Т.Н. К вопросу об источниках права — прецеденте и доктрине// Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. № 5. — 2000. – с.106-111; Чуча С.Ю. Акты судебных органов в системе источников российского права: проблемы применения // Вестник Федерального Арбитражного суда Западно-Сибирского округа. — №1. — 2005 г.

[6] Жуйков В.М. К вопросу о судебной практике как источнике права // Судебная практика как источник права. — М., 1997.

[7] Тимохов Ю.А. Иностранное право в судебной практике. — М.: Волтерс Клувер, 2004. – с.116.

Источник:
Прошу подтвердить правильность применения нормы
2.2. Особенности применения прецедента и доктрины в качестве источников международного частного права / Вспомогательные источники международного права (прецедент и доктрина) В отличие от чисто
http://www.allpravo.ru/diploma/doc33p0/instrum5290/print5296.html

Прошу подтвердить правильность применения нормы

Опись вложения в конверт, почтовое уведомление и пояснения свидетеля, по мнению суда, подтверждают, что ООО получило заявление о выходе участника.

Публикуем извлечение из Постановления АС Центрального округа от 04.02.2016 по делу № А08-2337/2014

«….Смехнов Ю.Л. обратился в Арбитражный суд Белгородской области с иском к ООО «Старооскольский кооператор» о взыскании 3 556 000 руб. действительной стоимости доли в уставном капитале общества, 149 000 руб. судебных расходов на оплату услуг представителя, 42 654 руб. 00 коп. уплаченной госпошлины (с учетом уточнения требований).

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен Акинин Г.Н.

ООО «Старооскольский кооператор» заявило встречный иск о признании недействительной односторонней сделки участника по выходу из общества по заявлению от 06.08.2013 г., применении последствий недействительности сделки и отказа во взыскании стоимости доли (с учетом уточнений).

Решением Арбитражного суда Белгородской области от 22.04.2015 г. первоначальный иск удовлетворен полностью. С ООО «Старооскольский кооператор» в пользу Смехнова Юрия Леонидовича взыскано 3 556 000 руб. 00 коп. денежных средств, 149 000 руб. судебных расходов на оплату услуг представителя, 40 780 руб. 00 коп. уплаченной госпошлины. В удовлетворении встречного иска отказано.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.10.2015 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Ссылаясь на незаконность и необоснованность принятых судебных актов, неправильное применение норм процессуального и материального права, ООО «Старооскольский кооператор» обратилось в суд округа с кассационной жалобой в которой просит состоявшиеся судебные решения по делу № А08-2337/2014 отменить, принять по делу новый судебный акт,

В ходе судебного заседания кассационной инстанции представители ООО «Старооскольский кооператор» и третьего лица поддержали доводы кассационной жалобы.

Будучи надлежащим образом уведомленным о времени и месте рассмотрения жалобы, истец в суд округа не явился. Учитывая требования ст. 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, кассационная коллегия считает необходимым рассмотреть жалобу в отсутствие истца.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы и отзывов на нее, выслушав представителей явившихся лиц, проверив в порядке ст. 286 АПК РФ правильность применения судами норм материального и процессуального права, кассационная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как установлено судами обеих инстанций, ООО «Старооскольский кооператор» зарегистрировано в качестве юридического лица 07.02.2002 г. Старооскольской регистрационной палатой, 23.10.2002 г. МИФНС России № 4 по Белгородской области в ЕГРЮЛ внесены сведения об ООО «Старооскольский кооператор» за ОГРН 1023102361424.

Участниками ООО «Старооскольский кооператор» являлись Акинин Г.Н. и Смехнов Ю.Л.. имеющие долю в размере 50% уставного капитала каждый.

Единоличным исполнительным органом (директором) общества являлся Смехнов Ю.Л.

В соответствии с решением общего собрания ООО «Старооскольский кооператор» от 07.10.2013, полномочия Смехнова Ю.Л. в качестве директора общества были прекращены, директором общества назначена Волкова Н.А.

Согласно выписки из ЕГРЮЛ от 01.07.2014 участниками ООО «Старооскольский кооператор» по состоянию на указанную дату являются Акинин Г.Н. с долей в уставном капитале 50% и Волкова Н.Н. с долей — 50%, являющаяся одновременно генеральным директором общества.

Истцом в материалы дела представлено заявление от 06.08.2013 г., в котором сообщается о выходе истца из ООО «Старооскольский кооператор».

Указанное заявление 06.08.2013 посредством почтовой связи истец направил в адрес ООО «Старооскольский кооператор» в порядке, установленном статьей 26 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» по месту нахождения общества, указанному в ЕГРЮЛ: Белгородская область, Старооскольский район, с. Песчанка, ул. Садовая. Вышеуказанное заявление получено обществом 08.08.2013.

В письме от 06.09.2013 г. истец, в связи с выходом из общества с 08.08.2013, просил общество выплатить действительную стоимость доли в уставном капитале общества до 09.11.2013 г., выразил свое согласие на выделение имущества такой же стоимостью. Претензия получена обществом 11.09.2013 г.

Согласно выписки из протокола Общего собрания учредителей ООО «Старооскольский кооператор» от 07.10.2013 г. директором общества назначена Волкова Н.Н. В протоколе отражено, что при проведении общего собрания учредителей общества присутствовали: учредитель Акинин Г.Н., приглашенные: Литвинова Т.Г., Волкова Н.Н., Акинин Г.Н. — сообщил, что 07.10.2013 он получил заявление о выходе из состава участников ООО «Старооскольский кооператор» Смехнова Юрия Леонидовича. Заявление принято к сведению, доля Смехнова Ю.Л. переходит к обществу.

О состоявшемся собрании участников общества 07.10.2013 г. Смехнов Ю.Л. не извещался.

В связи с неисполнением обществом обязанности по выплате Смехнову Ю.Л. действительной стоимости доли в уставном капитале, истец обратился в суд с настоящим требованием.

Суды первой и апелляционной инстанции, проанализировав положения ст. 94, 153 — 156, ч. 1 ст. 166, 168, 178 ГК РФ, ст. ст. 8, 14, 26, п. п. 6.1, 7 ст. 23, п. 2 ст. 30 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», исследовали представленные доказательства, доводы сторон, дали им правильную юридическую оценку и пришли к обоснованному выводу об удовлетворении первоначальных исковых требований и отказе в удовлетворении встречного иска. При этом правомерно руководствовались следующим.

Согласно ст. 26 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ, участник общества вправе выйти из общества путем отчуждения доли обществу независимо от согласия других его участников или общества, если это предусмотрено уставом общества.

На основании пункта 7 статьи 23 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ, доля или часть доли переходит к обществу с даты получения обществом заявления участника общества о выходе из общества, если право на выход из общества участника предусмотрено уставом общества.

Действительная стоимость доли участника общества соответствует части стоимости чистых активов общества, пропорциональной размеру его доли (п. 2 ст. 14 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ).

В соответствии с пунктом 6.1 статьи 23 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ в случае выхода участника общества из общества в соответствии со статьей 26 настоящего Федерального закона его доля переходит к обществу. Общество обязано выплатить участнику общества, подавшему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли в уставном капитале общества, определяемую на основании данных бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий дню подачи заявления о выходе из общества, или с согласия этого участника общества выдать ему в натуре имущество такой же стоимости либо в случае неполной оплаты им доли в уставном капитале общества действительную стоимость оплаченной части доли.

Стоимость чистых активов общества (за исключением кредитных организаций) определяется по данным бухгалтерского учета в порядке, установленном уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. (п. 2 ст. 30 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ)

Как разъяснено в абз. 3 пп. «в» п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.1999 № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», в случае если участник не согласен с размером действительной стоимости его доли, определенной обществом на основании данных бухгалтерской отчетности, суд проверяет обоснованность его доводов, а также возражений общества на основании представленных доказательств, предусмотренных гражданским процессуальным и арбитражным процессуальным законодательством, в том числе заключения проведенной по делу экспертизы.

Согласно заключения назначенной судом по ходатайству ответчика экспертизы № 10-Э/10/14 от 09.10.2014 рыночная стоимость долей ООО Старооскольский кооператор» на 31.07.2013 составляет 7 112 000 руб., доля Смехнова Ю.Л. (50%) — 3 556 000 руб.

Учитывая отсутствие доказательств, опровергающих выводы эксперта, суды признали ее выводы достоверными, и на основе данного экспертного заключения пришли к обоснованному выводу, что причитающаяся истцу действительная стоимость доли в уставном капитале ООО «Старооскольский кооператор» по состоянию на 31.07.2013 г. составила 3 556 000 руб.

Поскольку доказательств выплаты истцу действительной стоимости доли в указанном размере суду не представлены, иск Смехнова Ю.Л. правомерно удовлетворен на основании ст. 26 Федерального закона от 08.12.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Отказывая в удовлетворении встречного иска о признании недействительной сделки по выходу участника (истца) из общества и применении последствий ее недействительности, суды руководствовались следующим.

Согласно ч. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным ГК РФ, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. (ст. 168 ГК РФ)

В соответствии со ст. ст. 153 — 156 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Односторонней считается сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны. К односторонним сделкам соответственно применяются общие положения об обязательствах и о договорах, поскольку это не противоречит закону, одностороннему характеру и существу сделки.

Как правильно указано судами, обращение Смехнова Ю.Л., с заявлением от 06.08.2013 о выходе из состава участников ООО «Старооскольский кооператор» не противоречит ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

При этом суд апелляционной инстанции верно отметил, что буквальное толкование заявления Смехнова Ю.Л. позволяет сделать вывод о его намерении прекратить корпоративные отношения между ним и ООО «Старооскольский кооператор» путем выплаты действительной стоимости доли.

Учитывая изложенное, вывод судов об отсутствии оснований для удовлетворения встречного иска является правомерным.

Кроме того, суд кассационной инстанции соглашается с выводами судов обеих инстанций о взыскании с ООО «Старооскольский кооператор» судебных расходов на оплату услуг представителя в размере 149 000 рублей, поскольку факт несения Смехновым Ю.Л. расходов в заявленном размере подтвержден материалами дела, а общество о чрезмерности заявленных расходов в суде первой инстанции не заявляло и доказательств чрезмерности не представило.

Ссылка заявителя о неправомерном распределении судебных расходов обоснованно отклонена судом апелляционной инстанции.

Доводы жалобы о неправильном определении даты выхода Смехнова Ю.Л. из общества опровергаются представленными в материалы дела доказательствами в их взаимосвязи и совокупности.

Судами установлено, что Смехнов Ю.Л., реализуя свои права, в соответствии со ст. 94 ГК РФ, п. 1 ст. 26 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08.02.1998 г. № 14-ФЗ и п. 11.2 Устава общества, 06.08.2013 г. направил в адрес ООО «Старооскольский кооператор» заявление о выходе из состава участников общества с ограниченной ответственностью «Старооскольский кооператор».

Факт получения 08.08.2013 ООО «Старооскольский кооператор» заявления Смехнова Ю.Л. о выходе из состава участников общества подтверждается почтовым уведомлением № 30950365050992, описью вложения в конверт от 06.08.2013, и пояснениями свидетеля Кривошеевой В.В.

Кроме того, согласно материалов дела, ответчик был согласен с фактами и датами юридически значимых обстоятельств, связанными с выходом Смехнова Ю.Л. из общества, что подтверждается директором ООО «Старооскольский кооператор» Волковой Н.Н. о ее согласии выплаты стоимости доли чистых активов до 30.06.2014 г., а также ходатайством ответчика о назначении судебной экспертизы.

Следовательно, вывод судов нижестоящих инстанций, определивших дату дата выхода истца из общества — 08.08.2013, является верным.

Отклоняя довод заявителя о том, что Смехновым предпринимались меры по изъятию активов общества в виде денежных средств, недвижимого имущества, иного имущества, суд апелляционной инстанции правомерно отметил, что указанные основания могут быть заявлены посредством предъявления самостоятельных исков.

Довод жалобы о нарушении прав ответчика в результате преждевременного обращения Смехнова Ю.Л. в суд судебная коллегия суда кассационной инстанции отклоняет, поскольку они не повлияли на правильность выводов судов при рассмотрении дела по существу.

Фактически все доводы, изложенные в кассационной жалобе, были предметом исследования судов первой либо апелляционной инстанций при рассмотрении спора и по существу выражают несогласие с оценкой доказательств, положенных судами в основу принятых по делу судебных актов. Вместе с тем переоценка доказательств выходит за рамки полномочий суда кассационной инстанции.

Учитывая изложенное, суд кассационной инстанции полагает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, оснований для отмены судебных актов не имеется..»

Источник:
Прошу подтвердить правильность применения нормы
Постановление АС Центрального округа от 04.02.2016 по делу № А08-2337/2014
http://www.profiz.ru/sr/blog/post_1207/

CATEGORIES