Почему жена важнее детей

А в 9 вечера я уже открытым текстом говорю: “Вам пора пойти в свою комнату”. Я говорю это почти каждый вечер. И каждый раз они спорят: “Но почему мы должны ложиться спать в 9? Мы уже не маленькие!“.

«Вам не обязательно ложиться спать, вы можете заниматься чем-то в своей комнате — но прошу вас уйти из гостиной. Мы с мамой не видели друг друга целый день, соскучились, и это наше время, мы хотим пообщаться”.

Честно говоря, это правило существовало у нас дома с незапамятных времен. Мы являемся родителями вот уже 15 лет, и никогда не было такого, чтобы дети занимали ВСЕ наше время целиком в течение всего дня. Да, конечно, мы очень много занимаемся ими — но не 24 часа в сутки. Мы любим наших детей, и, безусловно, они играют важную роль в нашей жизни. И мы всегда будем поддерживать их и помогать им.

Но, есть еще “мы”. Наши отношения И мы все еще должны уделять внимание тому, чтоб эти отношения оставались крепкими, близкими и здоровыми. И вот почему это так важно:

Краеугольный камень вашей семьи — не ваши дети. Они — часть фундамента и большая часть всего остального, но не они держат на себе всю эту конструкцию. Самая важная часть — это вы и ваша жена, муж, партнер. И ваши дети смотрят на вас, берут с вас пример и, сверяясь с вашим опытом, выбирают свое направление.

Сначала детей не было. Сначала мы влюбились друг в друга, вместе прогуливали занятия, болтали до утра по телефону (он тогда еще висел на стене, и у него был длинный шнур), и в конце концов решили остаться вместе навсегда. Мы были в начале. И мы затеяли всю эту семейную историю. И только после этого появились наши прекрасные дети. И мы страшно этому рады и благодарны, потому что они дают нам столько света и радости. Но наш союз священен. И именно эту сакральность мы должны изо всех сил охранять.

Ничто не длится вечно. Наши дети скоро вырастут и вылетят из гнезда. Не знаю, как вы, но я лично не собираюсь пестовать своих 30-летних детей и выделять им еще одну комнату — пусть живут самостоятельно.

Так вот, когда они уедут от нас, заведут свои семьи и будут растить своих детей, мне бы хотелось, чтоб наши отношения с женой остались такими же крепкими и близкими, как в самом начале. И для того, чтобы обеспечить себе подобное будущее, мы должны работать над отношениями уже сейчас. Именно наши отношения, а не наши дети, должны быть приоритетом.

Как я уже говорил, дети смотрят на нас и берут с нас пример. Именно у нас они учатся, как нужно выстраивать и поддерживать отношения. Я часто говорю: “Воспитывать нужно взрослых, а не детей”. Не знаю как вы, но я бы хотел, чтобы мои дети выросли с нормальным здоровым отношением к свиданиям, влюбленности и семье.

Именно поэтому здоровые отношения с моей женой являются для меня приоритетными — ведь дети учатся, глядя на нас. Поэтому жена для меня на первом месте, а дети — на втором. На очень близком к первому, втором — но все же втором.

В конце дня все мы бываем уставшими и напряженными. И да, ваши дети нуждаются в вас, они очень важны. Они на важном втором месте после вашей супруги. Не друзья, не коллеги, не товарищи по увлечениям. Дети и жена. И вы должны заботиться о детях, но в первую очередь — заботиться о сохранении хороших отношений в вашей паре. Когда дети видят, как отец любит их мать, и как мать ценит отца, они обретают уверенность в том, что они тоже любимы, важны и ценны, они обретают уверенность в окружающем их мире.

Мы живем в сумасшедшем графике. Дела-дела-дела. И постоянно дети — мы уделяем детям море внимания. Именно поэтому ровно в 9 вечера каждый день я прошу своих детей подняться к себе в комнату. Именно поэтому мы с женой пару раз в месяц непременно планируем свидание и выходим куда-то вдвоем. Потому что это важно. Потому что первыми появились «МЫ»

Источник: creu.ru

Подружки (окончание)

Тем не менее от недостачи родительской любви Лиза не страдала, так как не подозревала, что бывает иначе. Впервые чувство несправедливости по этому поводу она испытала уже в зрелом школьном возрасте, была этим удивлена и обижена, по-новому стала присматриваться к папе и маме, по-другому оценивать их действия, но в связи с невозможностью что-либо изменить быстро смирилась. И все бы ничего, только это безысходное смирение стало благодатной почвой для ростков сомнения в родительских чувствах, которые в переходном возрасте дали плодовитый урожай протеста и даже ненависти к ним.

Ребенком Лиза была смышленым, училась быстро и охотно, обнаруживая при этом все новые и новые таланты, которые нуждались в грамотном развитии, и со всей очевидностью перед семьей встала необходимость постоянных и кропотливых занятий с девочкой. Евдокия Антоновна добровольно уволилась из «НИИ ЧЕГО-ТО ТАМ», где проработала более двадцати лет, чтобы стать «Лизынькиной гувернанткой». С внучкой бабушка была строга, требовательна и нетерпелива, но Лиза прощала ей сложный характер за редкие моменты ласки. Практически все время они проводили вместе: бабушка заменила Лизе и маму, и папу, и подруг, и учителей, и все составляющие социума, необходимые человеку для формирования личности.

Ежедневные занятия по всем дисциплинам дали свои результаты, и к шестилетнему возрасту Лиза с упоением читала исторические книги, интересовалась живописью разных эпох и стилей, могла поддержать беседу на любую тему, довольно сносно переводила тексты на английском языке, увлеченно обсуждала литературную классику и с удовольствием декламировала наизусть стихи Пушкина, Лермонтова и бабушкиной любимой Ахматовой. Таким образом, детство у «Лизыньки» было, прямо скажем, не настоящее: вместо сказок – энциклопедические статьи, вместо подвижных игр – прогулки с бабушкой по историческим местам столицы, и даже первый хватательный рефлекс был умело перенаправлен от коробки с игрушками в сторону семейной библиотеки. Словом, шаловливый ползунковый период закончился быстро, без предупреждения превратившись в не по-детстки серьезную пору интенсивного воспитания и развития.

Оставшись без поддержки, Лиза впервые ощутила собственное одиночество и беззащитность перед пестрой толпой сверстников, вместо привычного чувства превосходства, заблаговременно внушенного бабушкой. Пройдет всего неделя — и девочка займет свое место в иерархии отношений между одноклассниками – незавидное место изгоя, которого сторонятся, интуитивно чувствуя в ней более сильного и умного соперника в борьбе за школьное существование. И пройдет еще двенадцать лет – прежде чем та же девочка найдет в себе силы сбросить тяжесть комплексов, вызванных постоянными попытками найти причину своего вынужденного одиночества, а негласное клеймо «не такая как все» сделать своим жизненным кредо.

Но это произойдет еще не скоро, а пока… Морозным зимним утром в довольно скучном и безрадостном существовании третьеклассницы Лизы случилось событие, круто изменившее всю ее жизнь.

Новенькую девочку, перешедшую в их класс во втором полугодии, посадили за Лизину парту специально, чтобы та ее подтянула по некоторым предметам и помогла адаптироваться к коллективу. Лизе самой не мешало бы «адаптироваться» к своему родному третьему «А», так как за три года совместного обучения она так и не нашла себе ни одной подруги среди двенадцати девочек и ни одного друга среди пятнадцати мальчиков.

Возьми мою, — шепотом сказала Лиза и пододвинула пенал на середину парты.

Спасибо, — благодарно улыбнулась девочка и сдула с глаз непослушную челку. – Я Капитолина. Можно Капа.

Я знаю. Учительница уже рассказала про тебя. А я — Елизавета. Можно Лиза.

Ну вот и познакомились, — подытожила Капа и откровенно добавила: — Со мной сложно. Мама говорит, я безответственная. Оторви и выбрось. Не знаю, что это значит, но это точно про меня. Поможешь с учебой, а то я совсем не бум-бум?

Лиза засмеялась и охотно кивнула. Давно ей не было так хорошо, легко и здорово на душе. Они взахлеб проболтали весь урок, все больше и больше восторгаясь друг другом, и получив при этом огромное удовольствие от общения и два строгих замечания от учительницы.

А к концу первого урока стало ясно: у Лизы появилась первая настоящая подруга.

С тех пор эта парочка была неразлучна. Девчонки все время проводили вместе, притягивая друг друга несовместимой противоположностью характеров. Лиза занималась с Капочкой математикой и русским языком, прививала ей любовь к чтению и чистописанию, а Капочка учила Лизу жить дворовой жизнью: лазать по деревьям, кататься на тарзанке, подслушивать разговорный мат грузчиков, спрятавшись вдвоем в огромном, хорошо сбитом ящике, стоящем невостребованной декорацией на заднем дворе магазина «Тысяча мелочей», закапывать «секретики», ходить в подвал к местному бомжу Сохатому, чтобы попить кипятку из горяченной железной кружки. Лиза судорожно наверстывала детство, иступленно бросалась в озорные авантюры, и каждый день нес в себе новые радостные открытия простых и понятных каждому ребенку ощущений.

Девочки синхронно росли, узнавали жизнь, щедро подставляя свои пластилиново-податливые души под воздействие внешней среды. Общая жизнь сделала общими и их интересы, поэтому после школы они поступили в один и тот же институт на один и тот же факультет, чтобы продолжить школьную традицию – сидеть за одной партой. Вот так, деля одну жизнь на двоих, девушки подошли к порогу совершеннолетия.

А мудрое время неумолимо неслось вперед, расставляя все на свои места. Примерно с пятнадцати лет Лиза стала очень тяготиться родительской опекой. Она истово завидовала Капочке, которая получила желаемую свободу — в разумных пределах — уже давно. Результатом такого родительского воспитания стали самостоятельность и деловитость Капочки — основные черты ее характера, а также безграничная преданность и нежная благодарность дочери по отношению к своим родителям, подарившим ей необременительную опеку.

Как-то раз, когда Лиза — тогда уже студентка — в очередной раз скрепя сердце отказалась от предложенной Капочкой поездки на выходные на дачу, так как ее ни при каких обстоятельствах не отпускали на ночь, Капитолина нахмурилась и сдержанно сказала:

Э-э-э, дорогая, так дело не пойдет. Нельзя так. Жизнь проходит, Лизка, а ты ее даже не попробовала. Что ты видела, кроме нотаций твоей Жабо, да кислого выражения лица твоей мамочки? Не отвечай — я отвечу: ни-че-го! Да тебе бежать надо от них, чтоб только пятки сверкали, пока твоя семейка не съела тебя с потрохами.

Бежать, — криво усмехнулась Лиза, внутренне соглашаясь с подругой, — далеко я не убегу, без денег и образования. Мне девятнадцать, Капочка, и я еще даже не работаю.

А вот для этого, Лизок, существуют мужчины.

Да? А я думала, что мужчины существуют для другого.

Хватит ерничать, Лизка. Ты оглянись! Вон, Петрунич глаз с тебя не сводит. Да, согласна, не фонтан, зато родители богатые. Квартиру вам сделают, живи — не хочу. Тебе главное на ноги встать без родственничков, а тут все от тебя зависит. Или Игорек. Смотри какой красавчик, хотя … — Капочка критически осмотрела Лизу, — такого одним знанием Шопенгауэра не возьмешь. Или вон твой преданный Ленечка. Ты выбирай, дорогая, быстрей, кого поперспективней. Раскручивай, влюбляй в себя, и пускай женятся. Брак получится фиктивный, но ради свободы можно и потерпеть. Иначе тебе твои родители и мадемуазель Борн жизни не дадут, — Капочка смешно нахмурила бровки, пародируя мимику Евдокии Антоновны, и стала важно грассировать по кабинету, придерживая левой рукой воображаемое пенсне.

Лиза засмеялась, но в душе ее ныла непроходящая тоска. Ежеминутный контроль за собственной жизнью начинал ее не просто тяготить, как было пару лет назад, он стал нестерпимо раздражать, и Лиза с трудом сдерживалась, чтобы грубо не оборвать бабушку или маму, советующих ей подналечь на учебу или держаться подальше от Капитолины, «нашла с кем дружбу водить, такая только дурному тебя научит».

На сообщение Лизы, что, кажется, она определилась с избранником, Капочка отреагировала бурно и бестолково-радостно, но узнав, кто он, долго прыскала в кулак, не веря в то, что находясь в здравом уме и трезвом состоянии духа, из тысячи сокурсников можно выбрать такого «красавчика». «Да, Лизка, ну что тут скажешь? – похохатывала Капочка. — Он страшно умен и страшно скромен. Ключевое слово – страшно!»

Но осознав, что Лиза не шутит, опытная Капитолина повнимательней присмотрелась к ничего не подозревающему будущему счастливчику, занятому выводом очередной формулы двоичного счисления, и дала Сереже объективную характеристику: «Скучненький, но перспективный». «Почему скучненький? — обиделась тогда за потенциального жениха Лиза. – Ты хоть раз с ним разговаривала?» «Нет, — через минуту сокрушенно ответила Капочка, резюмировав весь недолгий период совместного обучения, — действительно нет». Лиза с укором посмотрела на подругу и рассудительно заметила: «А мне красавчик и не нужен, я же, если объективно, тоже не фотомодель» — и нетерпеливо махнула рукой на Капочку, открывшую было рот, чтобы возразить подруге, защищая ее самооценку. – Да ладно, Кап, я же не дура…»

На следующий день Лиза подсела к Сергею после лекций. Тот нетерпеливо поднял голову, недовольный тем, что кто-то отрывает его от расчетов, и, увидев Лизу, которой он втайне восхищался, удивленно спросил:

Да так, просто. Вот решила узнать, какие у тебя планы на жизнь? – ответила Лиза, безуспешно пытаясь перебороть смущение.

А с чего это у тебя возник интерес к моей скромной персоне? – задал Сергей вполне резонный вопрос человека, не привыкшего к вниманию девушек, и посмотрел на Лизу поверх очков. Она улыбнулась тому, как забавно он щурится от света.

Замуж за тебя хочу, — деловито доложила Лиза.

Что-о? — Сережа не справился с мимикой, выдав тем самым свое бескрайнее изумление, напополам с сомнением в том, что он правильно все расслышал. – Что-о? — удивленно повторил парень, и встретился с Лизой глазами – оба дружно засмеялись.

Через три месяца Сергей и Лиза стали мужем и женой.

Новоиспеченная чета Лихачевых при помощи родителей Сергея сняла небольшую квартирку, которая стала оплотом их семейной жизни, огоньком мира, уюта и тихого светлого счастья. Они проживут вместе сорок четыре года, и ни дня никто из них не пожалеет об этом своем спонтанном решении.

Оповещение родственников Лизы о переменах в ее личной жизни прошло на удивление спокойно, так как ни бабушка, ни родители, занятые собственной жизнью, не придали этому значения. Лишь когда Лиза достала с антресолей старый чемодан с продавленной крышкой и молча стала складывать в него свои немногочисленные наряды, разразился настоящий скандал. Лиза попала под перекрестный огонь упреков, претензий, обвинений, обид, выстреливающих в нее сразу с трех позиций, но девушка монотонно продолжала паковать вещи, как будто это ее не касалось.

Почему ты решила все сама? Почему не спросила нас? Мы бы тебе посоветовали, нашли бы тебе кого-нибудь приличного — гремел отец.

Да ты знаешь как это называется? Мы на тебя такие надежды возлагали, ты же умненькая, симпатичная, нашла бы себе обеспеченного симпатичного мальчика, а это что за оборванец! Мне такой зять не нужен. Бешенство матки, что ли? Потерпеть пару лет не могла? – горячилась мать.

Боже, какая пошлость… Как можно так эгоистично отнестись к людям, которые дали тебе все, которые жизнь на тебя положили, ты вспомни, Елизавета, что я тебе прививала, да разве для такого… я боюсь сказать кого я тебя растила, неблагодарная ты, — бек-вокалом поддерживала атаку бабушка, впервые обратившись к Лизе полным именем, сменив привычную «Лизыньку», что видимо должно было означать высшую степень гнева.

Я знала, что он вам не понравится. Вам никто не нравится, — закрывая неподдающийся чемодан, тихо ответила Лиза, чем спровоцировала еще более сильную агрессию со стороны обезумевших от гнева родителей и искусную истерику бабушки, приправленную глотанием корвалола, обмахиванием веером и обморочными всхрипами.

И вдруг мама, сунув руки в карманы халата, в упор подошла к дочери и холодным бесстрастным голосом, не мигая глядя ей в глаза, вынесла приговор: «Если ты сейчас уйдешь, ты уйдешь навсегда. Ты не получишь нашего благословения на жизнь с этим уродцем. Ты предашь свою мать, отца и бабушку, которая, если ты помнишь, жила только тобой. Отрекаясь – отрекись!» — и отчеканив последнюю фразу, мама встала в дверях.

  • Так вот ты какая, материнская забота и поддержка, — съязвила Лиза в ответ, выдержав осуждающий пронизывающий взгляд, и уже в прихожей сухо добавила, — я буду звонить.

Захлопнув дверь этой квартиры, Лиза больше никогда туда не вернулась. На лестничной площадке сидели Капочка и Сергей. Они ничего не спросили и ничего не сказали. Сережа молча взял из рук жены чемодан, Капочка обняла подругу, и они стали спускаться по лестнице, объединенные общим молчанием, означающим полное взаимопонимание. На последнем этаже Лиза уточнила:

  • Вы хоть осознаете, что кроме вас двоих у меня никого больше нет?

Сережа все также молча кивнул в ответ, а Капочка, подмигнув Сергею, оптимистично заверила: «Сделаете!»

Через полгода оказалось, что Капитолина была тогда недалека от истины. Возвращаясь от гинеколога, окрыленная только что полученной новостью – у них будет ребенок! — Лиза никак не могла успокоиться – счастье мешало дышать. Она предвкушала реакцию Сережи, который с первого дня их семейной жизни мечтал о сынишке.

Как всегда провозясь с ключом, Лиза впорхнула в квартиру и удивилась: ее никто не встречал. Она на секунду задумалась: сегодня среда, Сережа только работает, в институт им не надо (оба они после свадьбы перешли на вечернее отделение), а значит он должен быть дома. Не разуваясь, Лиза прошла в комнату.

Сережа сидел на кресле, закрыв руками лицо. На полу валялись разбитые очки с диоптриями. Лиза встала перед ним на колени и развела руки. Сережа плакал. Впервые в жизни Лиза увидела, как плачет ее муж.

  • Что? – беззвучно спросила Лиза, и предчувствие беды холодными тисками сжало сердце. Сережа по-детски беззащитно всхрипнул.

— Капочка… Там авария… Ее больше нет. Мама звонила. Уже ничего нельзя было сделать… Капочка. Погибла… Ее больше нет…

Лиза медленно встала и подошла к окну. Большая черная птица не мигая смотрела на Лизу с соседнего балкона. На фоне яркого осеннего дня она смотрелась случайной черной кляксой, пугающей, случайной и ненужной на разноцветной палитре природы. Лизе очень захотелось ее прогнать.

Сережа растерянно подошел и обнял Лизу сзади, уткнувшись в ее непослушные волосы мокрым от слез лицом. «Поплачь, Лизка, поплачь. Не молчи только. Капочки больше нет… Нет больше нашей Капочки…» — шептал он, пытаясь поверить в то, что говорит.

«Есть, — прошептала в ответ Лиза и обняла свой живот. – Есть!»

Большая черная птица, осуждающе взглянула на Лизу, и сердито взмахнув крыльями, резко сорвалась с места. Лиза следила за ней, пока та не превратилась в черную точку на горизонте, и лишь убедившись, что бледное небо поглотило ее, горько заплакала.

Часть 3. Плюшевый медведь

Еще не проснувшись окончательно, Капочка почувствовала давно забытую, но очень приятную легкость во всем теле, и еще сквозь сон она поняла, что случилось что-то хорошее. Вынырнув из сонного состояния, Капочка сразу увидела Лизу, которая, стараясь не шуметь, выкладывала из сумки фрукты на столик рядом с кроватью Капитолины.

Я тебя разбудила? – встревожено спросила она.

Да нет, мам, все в порядке, хватит мне уже спать. Ты видела его?

Он чудо, — кивнула Лиза и почувствовала, что опять сейчас заплачет.

  • Мамуль, ты только не плачь. Димой будет. Твой внучок Димончик, — Капочка замялась и смущенно добавила. — Помнишь, мам, я говорила тебе, что ты моя лучшая подружка? Ну, так вот, подружка, теперь ты стала бабушкой. Вообще-то я с бабушками не дружу – возраст не тот — но для тебя я, пожалуй, сделаю исключение.

Лиза засмеялась сквозь слезы. Дверь резко распахнулась и взъерошенный Сережа, как рождественский Дед Мороз, в белом халате с красными замерзшими щеками, ввалился в палату. «Ой, девчонки мои, какие же вы обе молодцы!» – прокричал он и, чмокнув Лизу в макушку, бросился обнимать Капочку.

Дочка, ты у меня просто герой! Я ведь так мечтал о сынишке, ты знаешь. Спасибо, что сделала меня дедушкой такого парня… — голос его сорвался.

Ну, дава-а-айте, поплачем, — шутливо рассердилась растроганная Капочка. — Мам, ну скажи ему. Ему ж нельзя. У него ж линзы. Пап, ну чего ты, ну?

Второй раз, — тихо прокомментировала Лиза и обняла мужа.

Что второй раз? – не поняла Капочка.

Да ничего-ничего, надевай тапки, пойдем в коридор, там из окна лучше видно. Там твои институтсткие такое вытворяют…

Все втроем они вышли в коридор. В палате на Капочкиной кровати остался сидеть старый плюшевый медведь с пуговичным носом. Он улыбался вышитой улыбкой и даже не догадывался, что теперь у него есть новый хозяин.

Источник: www.passion.ru

CATEGORIES