Почему вечно одинокие девушки лучшие для любви

Они те, у кого есть терпение, потому что знают, что лучше подождать, чем быть с тем, кто будет обращаться с ними как с грязью.

Они ждут. Не потому что боятся, и не потому что им разбили сердце, а потому что знают, чего они достойны.

Они вечно одиноки не потому, что боятся влюбиться. Они просто боятся влюбиться в того, кто не влюбится в них с такой же силой. Они боятся влюбиться в того, кто не стоит их времени. Они боятся влюбиться в того, кто окажется для них неправильным человеком.

Они не хотят влюбляться и не получать столько же любви в ответ. Они не хотят влюбляться и не быть целованными с такой же страстью, с какой целуют они.

Вечно одинокая девушка — это девушка с открытым сердцем. Оно широко открыто, чтобы его увидел мир. Но мир не обращает на него внимание. Потому она ждет.

Вечно одинокие девушки — те, у которых высокая самооценка, много смелости и уверенности в себе. Потому что им не нужны отношения, чтобы чувствовать себя стоящими. Им не нужен мужчина, статус или другие преимущества отношений. Им все это неважно.

Что им важно, так это качество. Качество любви, а не количество.

Они будут ждать столько, сколько нужно, чтобы найти любовь, которую они заслуживают. Чтобы найти любовь, о которой они всегда мечтали.

Их сердца полны надежды, и если они выбрали любить вас, то ваше сердце больше никогда не будет прежним. Потому что вечно одинокие девушки — это девушки, чьи сердца сделаны из звезд, мечтаний и веры.

Они никогда не осядут с кем-то, просто потому что им одиноко, или просто потому что все подруги уже замужем. Они знают, что настоящая любовь стоит того, чтобы ее ждать. Они знают, что настоящая любовь стоит многих лет одиночества. Они знают в глубине души, что однажды это случится.

Вечно одинокие девушки — те, которые никогда не сдаются. Те, кто любят и надеются каждой клеточкой своего тела. Они те, кто никогда не согласятся на что-либо меньшее, чем настоящая большая любовь.

Источник: creu.ru

Галстук (окончание)

Главный Народ попался бывалый. На Нюську вообще никто не отреагировал, а на меня воззрилась парочка девиц, но, заметив насмерть вцепившуюся в мой пиджак замухрышку, тут же опустили глаза в салаты. Редкую благородную седину Сан Саныча я заметил издалека. Поблескивающая рюмка в его руках посулила мне надежду и мир заиграл новыми красками. Нюську я оставил в объятиях подруги и начал пробираться к заветной цели. Но Саныч был заметно занят.

Ни хрена у тебя не выйдет, дорогуша, — орет девица, — один раз ты мне жизнь поломал, второй не получится!

Таша, успокойся, я вообще не с тобой собирался разговаривать, а с Александром Александровичем.

Бог мой, да это Казик. Водит знакомство с подобными девицами. Да-а-а, Казимир Владимирович, я еще подумаю, выходить ли за вас.

– Что-о-о. – прорычала девица и стала одного цвета с волосами. – Так ты теперь и по мужикам пошел. Так я и знала. То-то ты из Юркиного гаража не вылезал ночами!

Вот так номер! Казик – голубой! Так он же женат был. Но в том-то и дело, что был! Пробралась я поближе, чтобы воочию убедиться, что за похотливые интересы у Казика. А девица продолжала вопить. Про жизнь поломанную мы уже все поняли, далее были бессонные ночи у постели больной собаки, овсяная каша на пару (для собаки, что ли?) и уличный термометр в подарок на День Влюбленных. К середине монолога я уже была на стороне невинно брошенной гражданки и даже подошла поближе, чтобы высказать в лицо коварному Казику, что я расторгаю нашу с ним помолвку. В этот момент девица виртуозно растерла всю имеющуюся на лице косметику и смогла открыть один визжащий глаз. Этим глазом она увидела меня.

Главный

Ташка орала, как полоумная. В этом она всегда была мастерица. Зацепится за ерундинку и пойдет ее крутить-наворачивать. Так подкрутит, что уже сам начинаешь в ее бред верить. Ну, народ, конечно, собрался. Девицы на сцене в пустоту крутили бедрами, все зрители были у нас. Я, конечно, за культуру в массы, но всему свое время. Как обычно, мои робкие попытки урезонить Ташку ни к чему не привели. Одно радовало: Сан Саныч сим процессом явно наслаждался. Н-да, завел себе «птицу-говорун». Дело явно близилось к концу, это я мог сказать за 9 лет брака точно – Ташка начала повторяться. Я приободрился и начал бросать жаркие взгляды на Сан Саныча. Тут что-то закопошилось у меня под рукавом и я увидел любопытный нос Нюси, который дрожал и дергался от сладости скандала. Это была Нюсина роковая ошибка. Угасающее Ташкино воображение мертвой хваткой вцепилось в новую жертву.

  • Что это за трепетный цветок прерий, Казюля? – прошипела моя экс-супруга.

Цветок занервничал, но остался.

  • Что за рахитное создание карманного формата? – гнула свое Ташка. – подумала бы что ты педофилишь, но больно старовата мордашка. Кажется, ты сел на шею бедной девице и она изводит на тебя весь скудный заработок, а сама недоедает! Казя, одумайся! Этот зеленый глист рядом с тобой только подчеркивает свое и твое убожество.

Тут, вроде бы до Нюськи дошло, что Ташка забросала камнями весь ее огород вместе с палисадником. Она шмыгнула крысиным носиком, дернулась всем телом и, да-да-да, я не шучу, затянула покрепче на поясе свой незабываемый галстук. Нюска решительно шагнула вперед и выдала. О-па! На даче в прошлом году мужики мне крышу латали, там я что-то подобное слышал.

Дорогой, ты вполне можешь остаться, — проворковала я и вдохнула поглубже (животик подтянула).

Я привык спать дома, – рявкнул Казик.

Я надулась. Будто мы на совещании, а не в спальне. Пока я думала, что было лучше: поехать с ним к нему домой, все-таки это и мой дом, пусть и будущий, или выспаться и завтра наслаждаться триумфом на службе без синих кругов. Но пока я взвешивала все «за и против», хлопнула дверь, прервав меня на самой середине сладостных мечтаний о том, как было бы классно, впорхни я завтра в контору под руку с Казиком с огромным бриллиантом на пальце. Или лучше изумрудом? То, что Казик ушел, было не очень вежливо, но понятно. Такой шквал чувств, мужчины – слабые существа, им нужно время все принять. До утра. Я дала ему время до утра, а там…

Главный

  • Доброе утро, милый! – нежный писк у меня за спиной и когтистая лапа на плече пошатнули и без того непрочное мое состояние, сердце сжалось, рука разжалась, рюмка разбилась. Супер! Кого еще принесло.

Я обернулся и мне снова стало плохо. Предо мной стояла Нюся. Ей было явно намного лучше, чем мне, она просто вся светилась. Я в который раз проклял себя за дурацкую жалость, толкнувшую меня в ее постель. Если бы постель! Койко-место метр на метр и вокруг одна сплошная Нюся. Еще не смотрел, но не удивлюсь, если у меня все тело в синяках после ее костей. Нюся прикрыла глаза и потянулась ко мне, предусмотрительно вытянув вперед губы. Хорошо еще, что Нюська даже на каблуках где-то у меня подмышкой и тянулась она долго. Я успел отскочить и скрыться за столом.

  • Доброе утро, Нюся. Давай сегодня все отложим на после обеда, сейчас я занят, — получилось по-моему неплохо, в одной фразе я сказал всё.

Но Нюся так явно не считала. Она присела на стол и стала играть туфелькой.

  • Я закрыла дверь, если хочешь, пока мы можем все скрывать, ну… до официального момента.

Я плохо понял, о чем она, но понял, что надо спасаться. Я собрался с силами, призвал на помощь все имеющееся красноречие и, как мне казалось, убедительно начал:

  • Аня, — она прямо расцвела, — то, что случилось между нами, было прекрасно. Но мы с тобой взрослые люди и оба понимаем, что это был просто порыв, который больше не повторится.

Тут мои силы истощились и непреодолимо захотелось еще коньяка, я на минутку расслабился и прикрыл глаза. Нюська резво воспользовалась моментом, практически легла на стол и захрипела:

  • Казя, солнышко, я понимаю, как это для тебя неожиданно. Но любовь всегда неожиданна, я думаю, нам не стоит торопиться со свадьбой, но не стоит и затягивать…

Ее слова гулом отдавались в моей больной голове и я плохо понимал их смысл, только чувствовал, что они все ближе и ближе. Я открыл глаза и увидел ЕГО. Возможно, если бы его не было, я бы промолчал или сказал что-нибудь вежливое, или придумал что-то. Но я открыл глаза и увидел Нюськину довольную мордаху и бесконечный галстук цвета моих несбывшихся грез, кое-как затянутый у нее на голове. Волосы относились к этому шедевру кустарного производства с тем же «обожанием», что и я, поэтому всячески пытались освободиться. Так что галстук балансировал где-то у Нюси над бровями. Этого я уже вынести не мог. Я стряхнул с себя сонное оцепенение, и до меня начали, хотя и с запозданием, доходить Нюсины слова. Боже, эта девица считала, что после пьяного перепихона я побегу с ней в ЗАГС, причем, оказывается, я мечтал об этом всю жизнь. Наверное, я был груб, даже наверняка груб, но зато она оставила меня в покое.

  • Нюся, ты в своем уме? Мы переспали, это факт, но даже этот факт я плохо помню. На твоем месте могла быть любая девица с этой дискотеки, мне просто надо было выпустить пар. А теперь давай, иди, работай и не забывай, что я для тебя все также Казимир Владимирович. Кстати, свари мне кофе, будь любезна, эти помои от Гаяне невозможно пить.

И тут, вы представляете, мне позвонила Ташка! Сама.

Анна Вячеславовна! — это мое такое изысканное имя-отчество. Наверное, ему Верунька про меня рассказала. Ну, еще бы! Кто здесь правая рука этого, этого… Как я ни старалась, слезы все равно полились.

Анна Вячеславовна, не надо, вот платочек. Дима, платок быстро! Я хотел принести глубочайшие извинения, а главное, выразить свое восхищение Вашим поступком.

  • Ах, оставьте меня все, оставьте!

И рванула вниз по улице.

А галстук я потом к фикусу в конторе подвязала. Даже Селедка сказала, что очень симпатично получилось.

Источник: www.passion.ru

CATEGORIES