Не уходи проза

Даниил Курсовский

Даниил Курсовский — Уходя — не уходи краткое содержание

Введите сюда краткую аннотацию

Уходя — не уходи — читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Уходя — не уходи

Уходя — не уходи

Вот спальня юной девушки, озаренная ярким летним солнцем.

Вот сама девушка в тонкой ночной рубашке, сладко спящая на широкой кровати.

Легкое одеяло, которым девушка укрывалась, сбилось и сползло на пол. Ее рубашка, белая в розовый горошек, тоже сбилась, и открывает солнцу загорелые ноги девушки во всей их красе.

Иногда по ночам рубашка сбивается еще выше.

И тогда солнцу открывается и еще более волнительная картина.

Если, конечно, солнце способно взволноваться по такому поводу, особенно учитывая то количество окон, в которое оно заглядывает по утрам и те самые разнообразные картины, которые оно там озаряет.

Девушка спит не просто сладко, а очень сладко. Торопиться ей некуда. Весенняя сессия в университете закончилась две недели назад, и девушка все лето намерена заниматься приятным ничегонеделанием. Если, конечно, можно назвать ничегонеделанием чтение умных книжек, походы в кино, на концерты, на дискотеки, прогулки с друзьями, а также размышления о смысле жизни и о разных других весьма насущных вещах.

К тому же время от времени девушке все же придется проявлять деловую активность, чтобы пополнить свой бюджет. Как-никак вот уже два года она живет совершенно самостоятельно – в материальном смысле.

Ее деловая активность, кстати, носит отнюдь не безнравственный и вполне законный характер, хотя и связана с некоторым риском.

Но кто не рискует – тот не пьет шампанское, не приобретает квартиру, автомобиль, одежду в модных магазинах.

..Солнце поднимается все выше, выше, шум за окном становится все сильнее, и вот девушка начинает понемногу просыпаться. Не от шума, нет, а от того, что ей уже просто надоело спать.

Проснувшись, она встает, сладко потягивается, затем подходит к большому зеркалу и говорит своему сонному отражению:

Это у нее традиция такая. С раннего детства.

Поприветствовав себя, девушка сбрасывает рубашку.

Девушка сложена великолепно и вся ее гладкая кожа покрыта ровным загаром без всяких там белых полосок и треугольников, потому что загорает она всегда без одежды.

Ну, если и не всегда, то по мере возможности.

Девушке очень нравится ее тело. Она очень благодарна природе и папе с мамой за то, что у нее такие стройные ножки, такая симпатичная попка и такие замечательные груди.

И такое прекрасное все остальное.

Любуясь своим отражением, она тихонько шепчет слова благодарности:

«Спасибо, папочка! Спасибо, мамочка!»

Вот какая хорошая девушка – воспитанная в любви и благодарности.

Большая редкость в наше время.

Стоя у зеркала, девушка медленно гладит себя руками по бокам, по бедрам, по попке, вновь по бедрам, затем по плоскому, но отнюдь не впалому животику, выше, выше, затем охватывает руками с тонкими красивыми пальцами свои довольно большие груди с хорошо развитыми сосками. При этом она задумчиво улыбается.

Отпустив груди, девушка потягивается еще раз, сцепив руки высоко над головой.

У нее нет волос ни под мышками, ни даже внизу живота. Под мышками волосы ей приходится удалять потому, что иначе невозможно одеть ни маечку-безрукавку, ни топик, а вот избавиться от волос внизу девушку уговорил ее нынешний друг.

Ему очень нравится целовать ее там. И волосы ему мешают.

Надо сказать, что сначала девушка неодобрительно отнеслась к этой особенной просьбе своего друга. Но после того, как все же пошла ему навстречу, ей самой ходить так очень понравилось. И теперь она всегда следит за тем, чтобы ее кожа в самых нежных местах всегда оставалась совершенно гладкой. С помощью современных косметических средств это совсем не трудно.

Девушка вновь улыбается своему отражению, и поворачивается к зеркалу вполоборота, чтобы полюбоваться собой и с другой стороны.

В это время раздается телефонный звонок.

Зевок на этой стороне телефонной линии. Довольно-таки натуральный.

Ироническое хмыканье на той стороне.

— Только не притворяйся, что ты еще спала, а я тебя разбудил! Я знаю, что это не так. Ты проснулась уже минут десять назад.

— Все-то ты знаешь!

— Нет, не все, конечно. Но из того, что относится к тебе, и ко мне – многое.

— Тебе по порядку или как попало?

— Лучше по порядку.

— Ну, если по порядку. Начнем с того, что я совершенно точно знаю, что ты только что стояла у зеркала совсем голая, и любовалась собой. Так ведь.

— Ну, допустим.. А что, разве мне нечем полюбоваться?

— Ну как же нечем! Очень даже чем. И ты знаешь, сейчас я хочу полюбоваться тобой вместе с тобой. И не только полюбоваться. Ты не возражаешь.

— Нет, возражаю! Я не хочу, чтобы из-за меня пострадали твои деловые интересы.

— Ну, пострадают немножко, подумаешь. Я тебя не видел уже целых три дня!

— Неправда. День прошел всего один. И ночь тоже одна.

— Неужели?! Дай-ка я взгляну на календарь. Смотри-ка, и в самом деле. Но для меня и час без тебя – целая вечность!

— Ну да! Да, да, и еще раз – да!

— Ах, ах и еще раз – ах! Какие страсти! Прямо как в мексиканской мелодраме. У меня даже телефон начинает раскаляться.

— Ничего, если он испортится, я тебе куплю новый.

— Нет, если твой бизнес пострадает, такой ты уже не купишь. Он очень дорогой. У него множество опций, и все такое.

На той стороне телефонного кабеля – пауза.

— Ты хочешь сказать, что сегодня мы не встретимся.

На этой стороне – тоже пауза, как будто девушка о чем-то напряженно думает. Собственно, она об этом думает уже несколько дней.

И вот она решается:

— Нет, сегодня мы встретимся. Сегодня, но не сейчас. Вечером. Мне надо поговорить с тобой.

— О чем-то очень важном. Для меня. Для тебя. Для нас обоих.

— Что-то мне не нравится интонация, с которой ты сказала слово «важном».

— Ничего не могу с этим поделать. Как сказала – так и сказала.

На той стороне снова пауза. Долгая и не такая уж легкая.

Затем тихий и внешне очень спокойный голос.

— Хорошо. Встретимся вечером, в семь. «У Валентина».

— Там же, где и тогда?

— Там же, где и тогда. И за тем же столиком.

В седьмом часу вечера в кафе «У Валентина» еще очень мало посетителей. Они начнут подтягиваться чуть позже, и преимущественно парами. Это кафе отнюдь не случайно получило именно такое название.

Источник:
Даниил Курсовский
Даниил Курсовский — Уходя — не уходи читать онлайн бесплатно и без регистрации полностью (целиком) на пк и телефоне. Краткое содержание и отзывы о книге на LibKing.Ru
http://libking.ru/books/prose-/prose/614093-daniil-kursovskiy-uhodya-ne-uhodi.html

Не уходи, Останься

Вечер. Едем в маршрутке.
Держимся за руки.
Ты решила меня проводить
До вокзала.
Я просил, чтобы ты провела меня
До остановочки
И вернулась домой.
От наших прогулок по лесу
У нас ноги промокли
И обувь не успела обсохнуть.
К тому же,
Мои кроссовки расклеились
В нескольких местах.
Заклею их дома.
Мы держимся за руки,
Как и в семь утра,
Когда только встретились.
О, я помню
Взгляд, улыбку!
Я выхожу с поезда,
А ты стоишь и встречаешь меня.
Как мы обрадовались друг другу!

Я посмотрел на ананас
И понял, что не буду продолжать,
Пока не полакомлюсь.
Быстро встаю с кресла,
Хватаю ананас и несу на кухню.
Возвращаюсь с лакомыми
Жёлтыми дольками
Ананаса.
Усаживаюсь на кровать
И начинаю уплетать
Содержимое тарелки.
Когда остается один кусочек,
Перед тем как съесть,
Говорю ему, какой он вкусный
И как сильно его люблю!
Ананас во мне!
Во рту и во всём теле!
Я чувствую его сладость!
Возвращаюсь к столу,
Чтобы продолжить.

Прямо сейчас хочу твои губы!
Хочу ощутить их вкус.
Раздеть тебя!
В спальне тепло,
Ты сможешь сразу расслабиться.
Откинешь голову на подушки,
Растянешься,
Как кошечка.
Я буду целовать тебя!
Всё твоё тело!

Сколько мы знакомы с тобой?
Семь дней.
Кажется что целые месяцы.
Они разрослись, размножились.
Их стало гораздо больше.
Ими заполнено всё пространство.
Я слышу наши голоса.
Ты сама мне звонишь
И мы разговариваем,
Не переставая.
Заканчиваем, не прощаясь,
Шлём воздушные поцелуи!
Говорим снова.

Мы постоянно смешим друг друга!
Вот сейчас,
Нам точно так же весело!
Как тогда,
Когда мы говорим в трубочку!
Ты — это ты.
Я — это я.
Мы такие же.
Ты смешная и весёлая!
Я прижимаюсь к твоей шее,
Губами.
Вдыхаю.
Вбираю тебя в себя!
Мне нравится, как ты пахнешь.
Фруктовые нотки свежести,
Просачиваются в меня
И смешиваются.
Доставляя необъяснимое удовольствие!

У тебя есть попугай, «Рокки»
Вот забавно.
С девушками,
У которых есть кошки, собачки,
Хомячки, морские свинки,
Кролики, рыбки, черепашки,
Я встречался.
А девушкой с попугаем,
Ещё нет.
Ты первая!

В парке гуляют собачки,
Люди разодели их в цветные комбинезончики.
От этого они ещё ленивее
Плетутся за своими хозяевами.
Похожи на неваляшек!
На выходе меняемся местами.
Рука, которую ты достаёшь из кармана
И даёшь мне, холодная.
Не такая как утром.
Я её согреваю обеими своими руками!

После парка забежали в магазин.
Взяли горький шоколад и грейпфруты,
Имбирь и лимон.
Киви и апельсинки выложены
У тебя дома на тарелочке,
Они лежат и терпеливо
Ждут нас!
Ты живёшь за городом.
Недалеко от кинологического центра,
В котором я служил.

Мы идём к тебе домой.
Рядом виднеется лес
И ты говоришь, что можно будет сходить
Туда погулять,
Я киваю головой.
Заходим в подъезд, поднимаемся по этажам.
Вот мы и дома!
Попугай «Рокки»
В клетке.
Ты открываешь и выпускаешь его.
Он недоверчиво поглядывает на меня.
Выбирается и перелетает на верхнюю полочку.
Оттуда ему будет удобнее за нами наблюдать.
Моем руки.
Сейчас я выжму грейпфрутовый сок
И дам тебе попробовать.
Мы сделаем имбирный чай с лимоном.
У тебя есть натуральный мёд.
Я попробовал, мне он понравился.
Сейчас я с тобой!
Мы проведём
Этот день вместе!
И он станет лучшим
Воспоминанием,
Которое будет жить
В каждом из нас!

P.S.
Две ночи в поезде.
К тебе!
И от тебя.
День,
Который начался
В семь утра!
Пять дней спустя,
Я написал,
О своих переживаниях.
Я скучаю по тебе.
Может быть
Ты тоже скучаешь.
Кто первый позвонит
Я или ты?
Или мы позволим
Километрам, что лежат
Между нами
Нас разлучить?

Я украду тебя
У океана!
Пусть обижается,
Сердится
На меня.
Я буду рядом
И это самое главное.
Жить
И тобой дышать!

Источник:
Не уходи, Останься
Рассказ автора Евгений Басистый "Не уходи, Останься" на тему Приключения.
http://lit-salon.ru/proza/ne-uhodi-ostansja-6106.html

Не уходи

» Я к губам подношу эту зелень —
Эту клейкую клятву листов,
Эту клятвопреступную землю:
Мать подснежников, кленов, дубков.

Погляди, как я крепну и слепну,
Подчиняясь смиренным корням,
И не слишком ли великолепно
От гремучего парка глазам? »
(Мандельштам)
-=-
Эта весна захватила Анну неожиданно как первый гром.

Несколько дней было хмуро и холодно и все вокруг зябко кутались в плащи и шарфы. Казалось зимние холода никогда не уйдут из города. Все горожане ходили хмурыми.

-«-
«На темном небе, как узор,
Деревья траурные вышиты,

Зачем же выше и всё выше ты
Возводишь изумлённый взор ?
Вверху — такая темнота —
Ты скажешь — время опрокинула —
И словно ночь, на день нахлынула
Холмов холодная черта.
Высоких, неживых дерев
Темнеющее рвётся кружево :
О, месяц, только ты не суживай
Серпа, — внезапно почернев !» (Мандельштам)

Да, в тот день, — ранним утром, — Анна, как всегда, спешила на работу. И всё было, как.

Последующие дни траурных церемоний были для неё, как дурное сновидение. Они были заполнены тягостными хлопотами, связанных с погребением. Эти дни Анна вспоминала с содроганием в душе.

Тело матери ей разрешили взять только через день и Анна сразу же наняла женщину-санитарку, чтобы та обмыла покойницу. А в это время сама Анна бегала по разным инстанциям, оформляя документы, необходимые для похорон.

Утром в понедельник к больничному моргу подъехал ритуальный автобус с гробом внутри. Туда.

Дождь не утихал до утра. За окном было темно и стыло… А в комнате, в мягкой тишине, слышалось убаюкивающее мурлыканье спящего кота… Ему тоже снились свои сны, — неспокойные, нервные кошачьи сны.

В эту ночь Анне приснился странный сон. Ей снилось, будто она идет по ночному городу, — по своему родному, любимому городу, знакомому ей с детства.

Почти всю жизнь она провела здесь и считала, что это самый красивый город на свете. И была, безусловно, права… Киев — красивый город.

» Ты прошла сквозь облако тумана.
На ланитах нежные румяна.
Светит день холодный и недужный.
Я брожу свободный и ненужный…

Как застыл тревожный жизни танец !
Как на всём играет твой румянец !
Как сквозит и в облаке тумана
Ярких дней сияющая рана . »
Мандельштам)
-=-

О, как ненавидела в тот Анна несчастного Тихона, который так некстати оказался рядом с ней и спугнул милого, красивого артиста…

Её давным давно так страстно не влекли к себе мужчины…. И вот теперь.

После леденящего ужаса тягостного сновидения, душа Анны была пуста, и лишь где-то там, глубоко под самым сердцем, трепетала маленьким комочком тихая радость, что она жива, что это был только сон, и теперь все кошмары уже позади…

Сон и ночь растаяли, уплыли, но не исчезли из растревоженной памяти… Разве такое забудешь?

За окном светало… Темное небо незаметно бледнело, — с каждой минутой становясь всё светлее и светлее. Тусклые серые дома, сбрасывая с себя ночной дурман, блекло отсвечивали.

Так встретились и подружились Анна и её сосед Тихон.

Анна жалела его, а он любил её и очень уважал за стойкость и мужество. Он не ожидал, что такая небольшая и хрупкая женщина могла так стойко противостоять невзгодам жизни и оставаться при этом доброй и нежной.

Он многое повидал в жизни, многое знал и немало пережил за свою долгую жизнь, — жизнь сильно потрепала его, изломала, обидела. Он не любил ни вспоминать о своём прошлом, ни говорить о себе и о своем житье-бытье. Да и что.

Анна никогда особенно не любила зиму из-за холода и слишком коротких дней с бесконечно-длинными вечерами…

Зимой она чувствовала себя узницей, запертой в каменной

клетке дома или в чуждых стенах на работе…

Она с детства не любила зиму…

Но настойчивые уговоры её друга Тихона заставляла её пересилить себя и выходить на длинные зимние прогулки.

Он приучал её к зиме, к зимнему лесу, к снегу и холоду, он учил радоваться морозу и яркому холодному солнцу…

Но его уроки чуть не.

» Я наравне с другими
Хочу тебе служить,
От ревности сухими
Губами ворожить.
Не утоляет слово

Мне пересохших уст,
И без тебя мне снова
Дремучий воздух пуст. »
(Мандельштам)
-=-
Как-то в один из выходных день Тихон пришёл в гости к Анне и весь сияя от распиравшейся его новости, позвал Анну во двор, желая её удивить неожиданным сюрпризом.

В последнее время отношения у них были явно натянутыми и они почти не виделись, так как Анна всеми силами избегала встречи со своим.

Музыка Шопена тихо и нежно звучала в небольшой, погруженной в вечерние сумерки, комнате. Грустная, сомнамбулическая мелодия шопеновского ноктюрна, печально замирала в сонной синеве томного вечера и таяла в сгущающем воздухе.

Чтобы потом, в тишине и полумраке, певуче возродиться из ниоткуда, завораживая своей волшебной мелодией, унося на своей вечерней волне нежнейших звуков в неведомо-прекрасные дали грёз, неуловимых, как обволакивающее дыхание тихих ночей, как прощальные сумерки умирающей.

Источник:
Не уходи
Собрание рассказов и других литературных произведений объединенных темой Не уходи. Красивая проза от авторов Дома Солнца
http://www.sunhome.ru/prose/ne-uhodi

Не уходи из сна моего— Эдуард Асадов


Не уходи из сна моего!
Сейчас ты так хорошо улыбаешься,
Как будто бы мне подарить
стараешься
Кусочек солнышка самого.
Не уходи из сна моего!

Не уходи из сна моего!
Ведь руки, что так нежно обняли,
Как будто бы радугу в небо
подняли,
И лучше их нет уже ничего.
Не уходи из сна моего!

В былом у нас – вечные расстояния,
За встречами – новых разлук
терзания,
Сплошной необжитости торжество.
Не уходи из сна моего!

Не уходи из сна моего!
Теперь, когда ты наконец-то рядом,
Улыбкой и сердцем, теплом и
взглядом,
Мне мало, мне мало уже всего!
Не уходи из сна моего!

Не уходи из сна моего.
И пусть все упущенные удачи
Вернуться к нам снова, смеясь и
плача,
Ведь это сегодня важней всего.
Не уходи из сна моего!

Не уходи из сна моего!
Во всех сновиденьях ко мне
являйся!
И днем, даже в шутку, не
расставайся
И лучше не сделаешь ничего.
Не уходи из сна моего!

?Стихотворения Эдуарда Асадова?


Источник:
Не уходи из сна моего— Эдуард Асадов
Не уходи из сна моего! Сейчас ты так хорошо улыбаешься, Как будто бы мне подарить стараешься Кусочек солнышка самого. Не уходи из сна моего! Не уходи из сна моего! Ведь руки, что так нежно обняли, Как будто бы радугу в небо подняли, И лучше их нет уже ничего. Не уходи из сна моего! В былом у нас — вечные расстояния, За встречами — новых разлук терзания, Сплошной необжитости торжество. Не уходи из сна моего! Не уходи из сна моего! Теперь, когда ты наконец-то рядом, Улыбкой и сердцем, теплом и взглядом, Мне мало, мне мало уже всего! Не уходи из сна моего! Не уходи из сна моего. И пусть все упущенные удачи Вернуться к нам снова, смеясь и плача, Ведь это сегодня важней всего. Не уходи из сна моего! Не уходи из сна моего! Во всех сновиденьях ко мне являйся! И днем, даже в шутку, не расставайся И лучше не сделаешь ничего. Не уходи из сна моего!
http://besedinpawel.ru/ne-uhodi-iz-sna-moego-eduard-asadov-2/

Не уходи проза

свидание с крымскими снами

Как-то в глупых девяностых швартовщик Петя на флоте служил, хотел жениться первый раз, позвал друга-украинца по прозвищу Драндулет на смотрины. Приехала родня невесты из Черновцов.

Фоткались «Зорким», считали расходы в столбик, горилка, закуска.

Один из дядьёв сунул поросе в жопу нож, говорил тост по-украински, а Драндулет Пете переводил.

Значит, типа, велика мать Украина, много в ней чудных мест. Кумы кивают: так, так, добре. Но есть город особенной гордости! За наш Севастополь!

Все чокаются. А Петр вдруг швырк вилку в оливье, щеки багровы.

Драндулет толкает его под столом: кончай, земеля! А он – весь в струнку, как на поднятие флага, бескозырку на макушку: я за эту херню пить не буду. Какой еще ваш город.

Дядья и кумовья замерли: может, скажете еще, товарищ старший матрос, что и Крым не наш. Усраться и не встать.

Пьяный Петя орет: да любой мудак знает, что не ваш! Наш он. То есть, стоп! Он в смысле советский, но по сути правды дела жизни — наш. Коля, прошу, не надо. Оксанка, погоди.

И всё расстроилось.

Она была беременна, и потом все равно родила сына, Высыля.

Петя до сих пор тоскует по Васылю, кличет Ваською, и с каждой халтуры, тайком от теперешней жены, деньги ему шлет.

А как по телеку зарядят про Украину, надирается. Мы, говорит, всё, что могли, просрали. Крымнаш, аннексия, оккупация… Все психи и дураки, и мы, и хохлы, — дали себя опустить и живьем по сердцу резать.

МОРПЕХА

Дембельнулся Петр Гаврилыч из морской пехоты, стал в порту швартовщиком, отсюда и прозвище его последней жены — Морпеха.

Маруся на рынке рыбой торгует. И после стаканчика перцовой под хамсу способна выпустить переживания женской души.

Они и сами наружу рвутся.

Если поставить камеру, крикнуть «Мотор!» — все могло выглядеть короче и нагляднее, чем рассказывает подвыпившая Морпеха подельницам, нервно прикуривая одну от другой.

Итак, значит, Гаврилыч с проституткой Камбалой, Лялькой, то есть, выпивают на берегу Татарки, красивого залива с дурной репутацией.

Здесь так и говорят: на Татарку? Значит, с бабой.

Выпивают они под шашлык в полном удовольствии. Но после слов «Лялька, заголись, что ли, очень тебя прошу», перед ними вырастает женщина-водокачка — Морпеха.

Лялька не будь дурой сбегает.

Маруся заставляет мужа для порядка помочиться на костер, что у него не сразу получается. Сначала из-за стояка, потом от страха.

Семенит по берегу бывший молодой мичман Петя, а ныне старикан Гаврилыч, сухонький, как морозец, за ним жена с палкой.

Прости, Маруся, не знаю, что на меня нашло… Не звезди! Эта шлюха на тебя мудака и нашла! Убью суку, и срок отсижу! Сколько Камбала с тебя взяла, отвечай, засранец. Просила триста… А кура, а конфеты, а коньяк. Конфеты сама принесла. Гонишь. Нет, честно, Марусь, не бей тока! . Ах, ты уёбок. Я на рынке целый день отгоняю мух от рыбы, и ради чего. Ты, Маруся, рыбам жабры красишь, все знают! Докрасишься. А как, по-твоему, продать лежалую?! Эх, Петька! Думала, ты человек! Думала, похудею, купим тебе костюм, в Ялту съездим.

Стоят, опустив головы.

А на хрена нам Ялта, Маруся. Может, там ребеночка бы сделали… Так не получается, сама знаешь. Два года дубль пусто.

Морпеха смотрит на прибой.

Тогда и жить на хера?

Снова трогает, и уж почти бежит.

Топай к своей Камбале. Марусь, да ты чего? Мы просто загорали. Ага! А то! А это, как ты считаешь, что.

Сует под нос швартовщику женское белье.

В трусах она бы не сбежала.

Морпеха толстая, но передвигается шустро, как самоходка на гусеницах.

Гаврилыч догоняет, трогает за плечо.

Отвали на хрен, козлина. Марусь, а Марусь, тут в Симферополе пацанчика отдают. Боялся сказать.

Морпеха замирает машинально, смотрит, не мигая.

Трендишь, чертов хрыч. Не, Марусь, по чесноку! Хочешь, дома фотку покажу… Темный, как ты. А глазки, небось, тоже блядские.

Дык-от белобрысый, Маруся, знаешь, как вологодские. Но глаза карие, как у тебя. Он в доме ребенка, у него даже имени еще нет… Петя, так это ж! Столько мечтали. Ну! Не плачь тока! А Камбала — это ж так, пустое, забудь. Можно уж по такому случаю. Пошла она! И ты значится, не против, котенок. Дык я же тебе и предлагаю, Марусь. А когда взять можно. Ептыть, да хоть завтра.

Да не плачь ты, дура. Ох, дура дурная, ёкарный велосипед!

Гудит ветер, плещет прибой.

Петечка, а ну, возьмем мелкого, жалеть потом не станешь. У тебя же где-то сын есть… Я?! Васька взрослый уж, в Севастополе… А этому я тут даже коляску присмотрел! У Коваленков… Так у Коваленков розовая же осталась, девчачья… Ну, и что? Хотят полторы, за тысячу сторгуем.

Анатолий Головков — прозаик, поэт и сценарист.

Публицистика собрана в книжке «Вечный иск» (М.: Правда, 1989). Лауреат премии журнала «Огонёк» (за 1989, 1990 годы), премии Союза журналистов СССР за очерки из «горячих точек» и СЖ России в номинации «Честь, достоинство, профессионализм». Лауреат Международной литературной премии им. Петра Вегина, Международной литературной премии «Серебряный стрелец» за поэзию. Известен также, как автор песен на свои стихи.

Первый рассказ «Блюз для трубы на закате» опубликован в 1977 году в альманахе «Истоки» (М.: «Молодая гвардия») . Автор пьесы «Преторианцы», романов «Воздухоплаватель» (М.: Изограф, 2005 год), «Jam session. Хроники заезжего музыканта» (Д., Коло, 2010 год), «Летаргиус», кулинарных книг, а также сказки «Где растут макароны» (Одесса, Два слона, 1993 г.), по которой на НТВ был поставлен сериал «Котовасия» («Дикси», 1998). Член Союза писателей с 1991 года. Работает в Крыму и в Москве.

Источник:
Не уходи проза
Итак, значит, Гаврилыч с проституткой Камбалой, Лялькой, то есть, выпивают на берегу Татарки, красивого залива с дурной репутацией.Здесь так и говорят: на Татарку? Значит, с бабой.Выпивают они под
http://etazhi-lit.ru/publishing/prose/46-otryvki-iz-knigi-ne-uhodi.html

Ушел любя, и разлюбить не в силах…

Ушел любя, и разлюбить не в силах…

Любовь не угасает, а разгорается сильней,

А вместе с нею боль, заполоняющая все…

Душа – она едина и половинки две свои,

Собрав однажды, уж не позволит их разъединить…

А потому уйдя от тех, кого мы любим

И думая, что так мы боли избежим….

На боль себя мы обрекаем,

А вместе с нами и любимых наших…

Мы любим и любимы, душа у нас одна…

И как бы мы от боли не бежали, сбегая от любви,

Но лишь ее в разлуке мы и обретаем

И добровольно погружаемся в нее.

Тревожных мыслей и сомнений нам не перечесть,

Которые нас в боль все погружают.

Душа кричит — ОСТАНОВИСЬ.

Ты сердце в клочья изорвал свое,

Да мало, что свое — ты и ее все разорвал впридачу…

Ведь мысленно ты с ней, да и она с тобою

Вы вместе все равно, пусть сотни миль теперь меж вами…

Нет расстояний Души — раз она едина

И где бы ни был ты, хоть на краю земли —

Душою будешь рядом ты с любимой,

Как и она стобой ( а ведь она с тобою и не разлучалась)…

Коль любишь , то люби и не беги ты от любви своей,

В разлуке боль лишь ждет тебя — там нет других подруг…

Источник:
Ушел любя, и разлюбить не в силах…
Ушел любя, и разлюбить не в силах… Любовь не угасает, а разгорается сильней, А вместе с нею боль, заполоняющая все… Душа – она едина и половинки две свои, Собрав однажды,
http://www.neizvestniy-geniy.ru/cat/literature/proza/392804.html

COMMENTS