Любовницы – тоже люди? Каково это – разрушать чужие семьи

Ты залила своими слезами свой наляпистый халатик и все причитаешь: «Да как она могла? Она же знала, что он мой!»

Знала. Но у неё к тебе тоже есть пара вопросов: «Она что, слепая? Она разве не видит, что он её разлюбил?».

Если женатый мужчина заводит любовницу, то она в любом случае рано или поздно узнает о том, что у него уже есть обязательства. Иногда даже любовница изначально в курсе того, как обстоят дела. Жены тут всегда в проигрышной ситуации, так как узнают все последними. Мужчина сознательно идет на этот шаг. Любовница, может, и не сразу, но тоже вполне сознательно. А вот жену никто не спрашивал. Жена всегда в минусе.

В жирном таком. Именно поэтому она всегда чувствует себя главной жертвой. Да, её предали. Да, её обманули. Но жертва не только она. Любовница в этом треугольнике – самая настоящая и катастрофически несчастная жертва. Обманули в первую очередь любовницу. По факту, конечно, обманули обеих, но. Жене просто не договаривали, а любовнице врали в глаза.

Ей говорили, что жену больше не любят, что вместе только из-за детей, и что скоро развод. Ей говорили, что жена ничего не значит, и нужно просто немного потерпеть. Но ничего не значит чаще всего именно бедняжка любовница. От жен уходят редко, любовниц неверные мужья меняют часто.

Жену ценят, а некоторые даже со своим воспаленным мозгом утверждают, что и изменяют-то только для того, чтобы брак сохранить. Жена, конечно, может плакать и роптать на молодую стерву, которая рушит семью. Может винить её во всех смертных грехах и недоумевать, как она могла позариться на чужое. Но если задуматься, раз мужчине удавалось врать своей жене, которая его знает как облупленного, то даже страшно подумать, каких сказок он понарассказывал своей наивной дурочке любовнице. Ну вот эти сказки, которые мы все знаем.

Сказки о жене, с которой они спят в разных комнатах, и детях, которые каждый день плачут и кричат: «Папа не бросай нас!». Жена может простить, принять, поставить ультиматум или сделать все вместе. Любовница не может ничего.

Я знаю одного такого умелого сказочника, который за 3 года успел насочинять сказок на целую библиотеку. Даже когда в его семье появился второй ребенок, он рассказывал истории о гулящей и пропащей жене. О том, как он героически принял не своего ребенка, потому что жалко кроху бросать.

Потому что жена пьет и бьет детей. Потому что ребенок от соседа алкаша, и он тоже всех там бьет и в страхе держит. Без него пропадут крохи. А развод не дает, говорит, родительских прав лишит. Пустили слезу? На деле его жена — топ менеджер в крупной фирме, и живут они душа в душу.

А очередную любовницу ему простили и забыли. У каждой ситуации есть 2 стороны, и это как минимум. Мы еще не слышали третью сторону, самого мужчину. Который тоже расскажет о том, как тяжело живет. Как много работает.

Как любит жену, детей и как несчастен из-за постоянных стрессов. Как ему необходима энергетическая разрядка, чтобы не тащить в дом негатив, о том, что любовница — как глоток свежего воздуха и так далее по списку.

У нас у всех есть свои тайны. Свои желания. Свой ракурс, с которого мы видим мир. Свой соус, под которым нам преподносят то или иное событие. Правда в том, что абсолютно не важны мотивы человека, который разрушает нашу жизнь.

Так что все вопросы, вроде: «Да как она могла?» — сугубо риторические и не нуждаются в ответах.

Источник: creu.ru

Психология отношений

Аким… Хм-м… ну, и имечко. У моей тетки так звали кота. Или поклонника? Такого маленького, плешивенького, ах, нет, тот Акакий. Н-да. В принципе, какая мне разница, как его зовут. Мне важно, как он выглядит. Вот и фоточки. Фас, профиль, полный рост, купальный костюм, в студии, на природе. Ты смотри, все как надо. Даже окружность шеи указал. Сережек нет, пирсинга нет, татуировок нет. Чистенький какой.

Открывается дверь. Не вижу кто, но знаю, что Витька.

Ирэн, ты на обед пойдешь? – я же говорила – Витька.

Угу, — это я киваю, потому что Ира – это я и кушать очень хочется.

А Витька временами не жмотный, он в пиццерию поведет. Может, выклянчу “Дары моря”. Это самая дорогая, дороже, чем наперченный “Адвокат дьявола”.

Хорошо бы еще глинтвейн, хотя, пожалуй, рановато. Да. Аким… Надо же. Глазенки светлые, стрижечка, у всех у них сейчас такая, впереди как граблями чесали. О! Борода! Это уже лучше, хоть что-то свежее. Ну, борода, это я загнула. Растительность по подбородку в живописном хаосе трехдневных колючек. Хоть что-то оригинальное. Еще имя, конечно.

Ир-ра. — Витька рычит.

В зеркало взгляд. Господи, красота-то какая! Только “Дары моря”!

Аким. Посмотрим еще разок. Только кефира глотну. Кефир. Целый день кефир. Правда, разный. Сейчас самый вкусный – ореховый. У меня разгрузочный день. За две вчерашние пиццы. С капустой, между прочим. “Дары моря” были безжалостно отвергнуты. Тоже мне любовник. Ха! Да муж мой собственный в пору ухаживания… Правда, это было давно. Лет десять назад. Или одиннадцать? А сейчас он меня не балует. Видом своим особенно. Неделю назад в Германию отбыл. На “конфэренцию”. Какую? На какие шиши? Он там что-то “дистри…”, “бистри…”. Язык сломаешь.

Я вот тихо и скромно сижу в агентстве (пусть и моднявом таком) и мальчиков (по девочкам у нас здоровенный отдел) интересных отсеиваю, а потом их там после меня целый отряд рассматривает. Пломбы все пересчитают, уши проверят, нос поменять заставят, а снимают в рекламе трусов до пояса снизу.

Аким… У людей фамилии есть, а у некоторых, кто о папе в курсе, еще и отчества. Этот нелюдь, наверное. Может, это у него не имя. А аббревиатура? Телефончик накорябал и на том спасибо.

  • Добрый день, мне Акима. Здравствуйте, это вас беспокоят из модельного агентства…

Ну, ребята! Думала умру. И чего он мне сдался? Хороший мальчик, только умный слишком, не по нашему профилю умные, нам красивые нужны. А как я за него! Лично во все отделы! На все вершины! Да, они меня там с 8 Марта не видели. Любовник – это общий вердикт. Но! Всеми правдами, а куда больше неправдами, пропихнула! Такой заказец, закачаешься! Да этого Акима, да после этого ролика, да для такого бренда, да полстраны узнает! И что это я? Может, мне Витька надоел? В принципе, можно Косте в Харьков позвонить, а лучше съездить, развеяться. Ах, еще ведь есть муж. Тоже хорошо. Обои бы поменять и раковина вчера засорилась.

Аким. Или он тут ни при чем? Ну, привет. Вы это видели? Сижу, реву. С чего? На столе записка с утра лежит. Кривенько так написано “Ирине”. Мне, стало быть. Стихи. Обалдеть.

О чем? – Это Зойка. Считается подруга, а на самом деле на новогоднем вечере Витьку чуть не отбила. Он, правда, пьяный был.

Не знаю о чем. Обо всем.

Кто это – Аким? – Опять Зойка.

Сейчас потечет, чувствую, потечет, невзирая на хлопанье ресницами моделей и увещевания визажистов. Нет, не течет, водостойкая. Тушь может, а я — нет. Реву в три ручья. Из-за чего? Из-за мальчика? Глазки, борода, какие-то не по мне мысли в голове? Откуда? Ни черта не понимаю, а так хочется. И что-то там заворочалось ненужное в голове между думой о зарплате и “…чтоб муж не узнал”.

Аким… Так ему подходит.

Свет глаза режет, жуть. Как они там снимаются? По молодости я тоже метила в модели. Меня быстро образумили. Пара натуралистичных снимков и как отрезало. Ага, вот и он. И не красивый совсем, а что-то есть. Борода идет, что ли? Девочек ему таких еще хороших подобрали, блин! Мне-то чего здесь надо?

И это так спокойно, как будто я каждый день мимо его съемок хожу, благодетельница его.

Кофе остыл давно, конечно. А он всё мне что-то говорит. Поговори, мальчик. Делает вид, что что-то знает об этом чертовом колесе, пафосно названном “жизнь”. Зачем ломаться и сгорать? И что я вообще тут с ним кофеманю? Обед закончился, а ведь сижу. И говорю, и слова какие-то умные выскакивают, страшно подумать откуда.

Аким. Подвожу его домой. Он молчит. И правильно, давай помолчим, мне так легче. Так я не чувствую себя потерянной и старой, которой поздно все сначала. В 32 поздно? Это я уже ему. Чуть в бордюр не въехала от сих печальных дум.

  • Только не забывай, что я тебе сказал!

Это он на прощание. Забудешь как же. “Переверни картинку мира или она перевернет тебя”. Тоже мне, предсказатель!

Аким. От него пришло шестое письмо. Я положила его к первым пяти в запирающийся ящик стола. Хотя запираться было уже не от кого. Разрыв с мужем был долгим, громким и банальным. Коллеги вкусно обсуждали по углам мое “аморальное” поведение. Еще бы! Он младше на 5 лет, никаких гарантий, только яркие встречи в редких перерывах, когда с него грим стирают. Витька благополучно переплыл в Зойкины объятия, а я, наконец-то, осталась одна. Вернее, наоборот. Это раньше, среди всей этой кучи народу я была одна, а теперь у меня есть… Аким? Нет, это номером ошиблись. Я теперь больная. Я больна им, этим мальчиком, чей лик с моей помощью на каждой улице, в каждом глянцевом развороте, на каждом вечернем экране. И ничего мне от него не надо. Вернее надо всё, но только как?

Из холла крики и возня. Уверенный бас. Костик из Харькова прибыл, девочек развлекает, сейчас придет здороваться. Умыться надо бы, а губы можно и не красить. Аким.

Источник: www.passion.ru

CATEGORIES