Конфликтные отношения

Конфликтные отношения

Конфликт. Перезагрузка. Выход из конфликтного состояния

Строить конфликтные отношения можно с человеком, который их поддерживает. Чем является конфликт по своей сути и что под собой скрывает, читайте в другой статье. Конфликты не являются подходящим средством решения спорного вопроса. Но как перейти на другие методы? Какие навыки помогают выйти из конфликтного состояния? Где находится дверь с надписью «выход из конфликта»? Как перезагрузить условия задачи, чтобы захотелось решать ее в партнерстве с оппонентом? И как сделать это на пике конфликта, когда вас «трясет и подбрасывает»?

Конфликтовать можно только с тем человеком, чья жизнь вам не дорога. Поддерживать конфликтные отношения можно, если вам не хочется отвечать ни за происходящее в вашей жизни, ни за последствия ваших решений для других людей. Участвовать в конфликте можно, если вы готовы принимать решения, проигрышные для себя или других. Продолжать конфликт можно, если вы даете себе добро на уничтожение другого или самого себя. В любом другом случае конфликты не является подходящим средством решения спорного вопроса. Подробнее здесь.

Чтобы найти взаимовыгодный вариант решения задачи, которая лежит в основе конфликта, надо выйти из конфликтного состояния. Сказать легко, а сделать как? Эта статья — чистая практика. Если хотите, пользуйтесь. Для начала подготовимся. Понаблюдаем за собой и выработаем полезные навыки, которые при случае помогут не только выйти из конфликта, но даже не войти в него.

Предлагаем небольшие эксперименты и упражнения, которые можно проводить, когда вздумается. Не обязательно во время бурного конфликта. Иногда даже лучше проделывать их в спокойной, рабочей, привычной для себя обстановке.

1. Конфликт не слишком радует скудностью прогнозируемых результатов, но знаком и понятен каждому. У вас тоже большой жизненный опыт прохождения или избегания конфликтных ситуаций. Он есть у всех. Наверняка у вас есть и какая-то привычная форма «наезда» на кого-нибудь, и какая-то привычная форма ответа на чей-то «наезд». Они есть практически у всех. Это нормально.

Понаблюдайте за собой. Получится ли у вас «наезжая» или отвечая на «наезд», признаться, сказать себе, чем вы сейчас занимаетесь? Совсем не обязательно вслух.

2. В основе любого конфликта лежит какое-то затруднение, которое может быть описано как условия задачи. Решения, которое устроило бы всех, нет ни у одной стороны. Какая-то сторона может добиваться более выгодного для себя варианта. Само по себе затруднение и поведение сторон не имеет никакого знака — ни положительного, ни отрицательного. Это всего лишь факт. Знак появляется в вашей голове, когда, просчитывая возможные последствия, вы решаете, хороши они для вас, выгодны или нет. После того, как вы определились, с вами можно или начать, или закончить конфликтовать.

Сейчас вы читаете слово «задание». Это факт. Опишите происходящее вокруг в режиме изложения фактов. Вспомните какой-то свой конфликт. Почувствуйте, как начинаете нервничать. Скажите себе: «Стоп. Спокойно». Опишите конфликтную ситуацию в режиме изложения фактов. Повторяйте, пока не почувствуете, что ваш голос стал ровным, а в изложении есть только описание условий задачи. Запомните свое состояние. Какую способность оно вам дает?

3. Конфликты легко поддерживаются людьми, у которых есть тенденция снимать ответственность с себя, возлагать ее на чужие плечи и продолжать производить впечатление сильного человека. Мы делаем это, когда формулируем свое намерение в форме: «Я хочу, чтобы он, она, оно, они…». Чтобы возложить ответственность на другого, не обязательно вступать с ним в войну. Можно воспользоваться мягкими способами манипуляции. Но если вас заподозрили в неискренности или ваши планы раскрыты, то конфликт будет почти неизбежен.

В напряженной ситуации признайтесь себе, что своего оппонента хотите заставить сделать. Переформулируйте свое послание. Оно должно открытым текстом сообщать о том, что конкретно вы хотите, и звучать не как приказ, а как просьба. Добавьте слово «пожалуйста». Произнесите готовую фразу так, чтобы человек понял, что вы нуждаетесь в его помощи и цените как самостоятельного и равного вам партнера. Последите за собой. Легко ли удается переходить от приказа к просьбе?

4. Конфликты ведут к какому-то проигрышу. В результате конфликта вы всегда что-то проигрываете. Конфликтная ситуация продолжается до тех пор, пока кто-нибудь не проиграет что-то важное. Чем выше риск и чем ближе перспектива потери, тем сильней накал страстей. Таков формат любого конфликта.

В неприятной для себя ситуации замолчите, возьмите паузу. Отведите глаза от оппонента. Отключитесь от разговора. Скажите себе, в чем сейчас проиграете. Скажите так, словно изменить это уже невозможно. Приятного, конечно, мало. Но дергаться бесполезно. Финиш. Можно уходить, но формально разговор еще не закончился. Последите за собой. Как ведет себя ваше тело? На что вы тратите оставшееся время?

5. Как бы ни складывались ваши отношения с человеком, помните. Взаимоотношения – это отношения двоих. Можно сколько угодно выстраивать желательную линию, но если второй стороне она не интересна, ваши попытки провалятся. Чтобы понапрасну не тратить сил и времени, позвольте людям быть такими, какие они есть. Вам жаль, что не получилось по-другому. Но это не значит, что человек стал плохим и должен оказаться в разряде ваших «врагов». Зачем? Нужна война? Вы ведь тоже не хотите делать так, как ему представляется верным, нужным, правильным. Возможно, вы расходитесь во взглядах, позициях. Но от этого не перестаете быть людьми.

Попробуйте в ситуации, развитие которой вам не нравится, посмотреть на человека добрыми глазами. Скажите: «Мне очень жаль, что так складывается». Последите за собой. Удается изменить взгляд? Удается предать во взгляде тепло? Легко получается переключиться? Запомните ощущения в теле, которые при этом возникают.

Все эти эксперименты и упражнения бывает полезным проводить в бытовых условиях. Вы не поверите, сколько элементов конфликта мы переносим в обычную жизнь, в отношения с близкими, друзьями, коллегами. Даже когда улыбаемся, шутим, говорим о случившемся за день. Так зачем дожидаться бури, если можно приобрести полезные навыки в привычной для себя обстановке?

Но что делать, если обстановка изменилась? Как быть, если не желая того, оказался в конфликтной ситуации, негодуешь, обижаешься, а мозгами понимаешь, что надо резко нажать на тормоз, пока еще не поставлена финальная точка, пока еще можно хоть что-то сделать иначе?

Для начала надо оставить в покое оппонента и разобраться с тем, что происходит внутри самого себя. Оппонент может говорить или делать что угодно. То, что будет происходить дальше, зависит, в первую очередь, от вас. Итак… Начали… Отключаемся от оппонента. Замолкаем, отводим взгляд. В режиме «ну, вот и все. » говорим себе, что именно сейчас случится, в чем проиграем. Терять больше нечего. Грядущее «неизбежно». Расслабляемся. Задаем себе вопросы и честно на них отвечаем. Ответы придут быстро — мы их прекрасно знаем.

1). Что ты сейчас готов сделать?
2). К чему это приведет?
3). Тебе на самом деле нужен такой исход?
4). Тогда чего ты на самом деле хочешь?
5). Думай, как это сделать. Действуй.

Текущая задача изменена. Мозг оповещен о новой цели. Но психика ждет команды об откате защитных реакций. Такая команда идет к ней с расслаблением тела, когда мы принимаем неизбежное. Мозг получает добро на работу только в новом направлении. В голове всплывают варианты решения новой задачи. Возможно, кто-то из вас уже знает, что в критических, опасных для жизни ситуациях, эффективные решения приходят очень быстро и человек молниеносно их реализует.

У любой целостной системы (в том числе, у человека) есть две базовые цели – самосохранение и саморазвитие. Но чему развиваться, если система погибнет? Нечему. Инстинкт самосохранения хоть и менее заметен, поскольку глубоко запрятан, но в случае возникновения опасности защитные реакции выскакивают из недр психики «как черт из табакерки» — неожиданно и молниеносно. В случае реальной угрозы жизни и здоровью, это не плохо, а очень даже хорошо. Однако если вы понимаете, что сейчас такая реакция нежелательна, нужно дать понять своему организму, что сейчас никакой реальной угрозы нет. Как? Начинаете делать то, чего никогда бы не сделали, если бы воспринимали своего оппонента как врага, питали к нему ненависть и отказывались с ним говорить. То есть специально, сознательно начинаем выполнять следующие действия.

1). Убираем «кресты» на ногах, руках и пальцах рук. Они не должны перекрещиваться, даже если сейчас без «крестов» вам стоять, сидеть или лежать менее удобно.
2). Поворачиваемся лицом и всем телом к оппоненту.
3). Смотрим оппоненту в глаза так, как если бы он сейчас передавал вам полезную информацию и был если не самым ценным человеком на свете, то, как минимум, не врагом.
4). Придумываем любую нейтральную фразу и проговариваем ее, контролируя громкость и тембр своего голоса. Речь становится уверенной и спокойной.
5). Обращаясь к оппоненту, разворачиваем кисти рук так, чтобы ваши ладони были раскрыты и видны оппоненту.

Бывает не легко удерживать конструктивную линию поведения в конфликтной ситуации, когда «подкидывает» от негодования или приходится выдерживать шквал чьего-то гнева. Но если сможете продержаться в таком режиме минут 5, состояние станет более спокойным. Вы станете слышать оппонента и сможете спокойно ответить на его вопрос. Вам даже удастся подумать, прежде чем сказать, спросить или предложить что-то. Помните. Ваше тело создано специально для вас и послушно только вам. Ваш организм – самый лучший помощник в любой ситуации. В том числе и в конфликтной.

Не факт, что поставив перед собой новую задачу, мы будем точно знать, как ее решать. Но в кризисных, конфликтных, тупиковых ситуациях, бывает полезно помнить, что кроме чеканно действующего разума у вас есть еще такая загадочная штука, как интуиция. Интуиция и творческая составляющая вашей драгоценной психики включается на 100%, когда вам точно известно чего вы хотите и когда левое полушарие вашего мозга прекращает долбить правое полушарие вашего мозга своими оценками что возможно, а что невозможно в этой жизни. Когда оно прекращает пытки вопросами: «А что ты сейчас делаешь? А что в итоге получится? А ты хорошо все продумало?». Надо уметь доверять своей интуиции и учиться воспринимать ее ни как рудимент или бесплатное приложение к телу, а как равнозначного партнера. Который, как известно, может вывести вас из самой сложной ситуации. Делаем следующее.

1). Смотрим на партнера. Он тот, кто сейчас вам очень нужен. В его присутствии вы крайне заинтересованы, а потому искренне рады тому, что он здесь и говорит с вами. Улыбаемся. После выполнения первых двух шагов сделать это легко.
2). Проговариваем про себя: «Я люблю тебя, я благодарю тебя». Обращать слова можно и своему партнеру, и своей интуиции. Интуиции обязательно. Проговаривать можно несколько раз подряд.
3). Воспроизводим ощущения в теле, которые возникали, когда вы принимали человека таким, какой он есть. Творческая составляющая максимально работает в атмосфере полного принятия.

Все. Дело сделано. В конфликтном состоянии вас больше нет. Можно спокойно решать важный для вас вопрос. И делать это в содружестве, при содействии вашего партнера. Как минимум, приглашая его к совместному рассмотрению взаимовыгодных вариантов решения стоящей перед вами задачи. То, что будет происходить дальше, мы не знаем. Возможно, по завершении ситуации, вы тоже не сможете во всех подробностях рассказать что говорили, что делали. Но уверены, что вам надолго запомнятся два момента из всего произошедшего. Момент, когда вы остановились и момент, когда вы оценили итоговый результат. Выйти из боя, как минимум, без, казалось бы, неминуемых потерь, а как максимум, искренне радуясь за себя и за своего оппонента — это дорогого стоит. Особенно если вспомнить, чем могло закончится дело, если бы вы так технично не остановились в нужный момент и не повели разговор в новом русле.

Источник:
Конфликтные отношения
Строить конфликтные отношения можно с человеком, который их поддерживает. Чем является
http://so-byitie.ru/razreshenie-konfliktov-metodom-vzaimovygodnogo-sotrudnichestva/

Конфликтные отношения

Конфликтные отношения в семье

У семилетнего Саши К. в рисунке семьи представлена сплоченная группа, состоящая из бабушки,

мамы и папы, а он сам нарисован в стороне, резко уменьшенного размера (рис. 153). Особенно мала голова, размер которой в наибольшей мере отражает степень значимости персонажа. Саша, по-видимому, оценивает себя как мало значимого члена семьи. Это подтверждается и тем, что он нарисовал себя последним. При изображении себя и особенно отца проявилась ярко выраженная эмоциональная нагрузка (фигуры заштрихованы с сильным нажимом). При изображении мамы и бабушки нагрузка выражена значительно меньше.

У папы не нарисованы кисти рук, что сигнализирует об отсутствии или недостаточности содержательного общения с Сашей. Исходя из того, что мальчик изобразил его ближе всех к себе и с самой крупной головой, можно предположить, что отец для него — очень значимая фигура. Возможно, напряженное отношение к нему вызвано именно недостаточностью общения.

Сопоставление рисунка семьи с рисунком человека (рис. 154) показывает, что последний выполнен более тщательно и не содержит признаков эмоциональной нагрузки. Из специфических особенностей рисунка человека следует отметить отклонение от вертикали, увеличенный размер и непопадание линий в нужную точку. Эти признаки позволяют предположить наличие импульсивности, связанной с органическим поражением мозга. Пустые глаза (без радужки и зрачков) — признак возможной аутизации. На рисунке семьи этот признак еще более выражен, поскольку глаза изображены намного крупнее, чем на рисунке человека..

В рисунке семьи животных прослеживаются те же закономерности, что и в рисунке своей семьи. Родители образуют тесную пару, расположенную несколько в стороне от ребенка (рис. 155). При изображении папы-коня проявилась сильная эмоциональная нагрузка (голова зачернена). Следовательно, отмеченные особенности не случайны.

Родители жалуются на то, что Саша неорганизован, высоко конфликтен, бывает агрессивным (иногда бросает в людей какие-либо предметы — впрочем, нетяжелые). У мальчика нет друзей, отношения как со сверстниками, так и со взрослыми складываются плохо. Эти проблемы могут отчасти объясняться индивидуально-психологическими особенностями Саши, проявившимися в рисунке человека. Однако они, безусловно, обострены напряженным отношением к отцу и Сашиным общим неблагоприятным самоощущением в семье.

Специфичные особенности семьи животных, нарисованной четырнадцатилетней Юлей А. (рис. 156), — это большое число персонажей (семь), отсутствие детей и выбор эмоционально неприятных животных (змея, червяк, скорпион). Особенно выразителен ее комментарий к изображению бабушки: «Бабушка-летучая мышь. Сосет кровь. Вампир».

Реально девочка живет с родителями, бабушкой и младшим братом. Включение в рисунок дополнительных членов семьи говорит о том, что у девочки отсутствует ощущение своей семьи как естественной устойчивой единицы. Выбор эмоционально отрицательных животных — свидетельство откровенно враждебного, а подчас и презрительного (папа-червяк) отношения Юли к родственникам.

Данные психологического обследования в целом демонстрируют картину остро проходящего подросткового кризиса. Его течение осложнено неправильными действиями мамы и бабушки, пытающихся чрезмерно контролировать и реглагментироватъ поведение Юли, определять выбор ею подруг и т. п. В итоге в семье возник устойчивый конфликт. Негативное отношение девочки к семейной ситуации привело к попыткам уйти из семьи, которые символически отражаются в отсутствии детей на рисунке семьи животных.

На рисунке семьи животных одиннадцатилетнего Толи И. изображены очень чинные и благопристойные папа-лев и мама-слониха. Им противопоставлены дети, нарисованные в подчеркнуто свободных и даже развязных позах: сын-заяц и дочь-свинья (рис. 157).

По поводу сына-зайца Толя сообщил, что он — «что-то вроде наркомана» (на рисунке он изображен со шприцем в руке). В реальной Толиной семье двое детей: сам Толя и его старший брат пятнадцати лет. На вопрос о том, кто из детей в изображенной им семье старший, мальчик указал на зайца. Это дает основания полагать, что именно в образе зайцаон отразил свое отношение к старшему брату, в то время как сам он изображен в образе дочери-свиньи (отношения старшинства в семье обычно более значимы, чем пол).

Дети изображены на рисунке в экстравертных позах, с руками, отставленными в стороны. Родители же, хотя и имеют человеческие лица, но лишены рук или каких-либо других признаков, символизирующих направленность на общение. Это позволяет предположить, что Толя испытывает в семье сильный дефицит общения.

Антисоциальная тематика — упоминание о наркомании — говорит о серьезных проблемах социализации. Не исключено, что старший брат Толи действительно употребляет наркотики, хотя родители этого не подтверждают. Если в рисунке все же отражена реальность, то это не отменяет вывода о нарушениях Толиной социализации. Социализированный вариант поведения в данном случае демонстрируют родители, которые отрицают наличие этой проблемы независимо от реального положения дел.

Серьезное неблагополучие, проявившееся в рисунке семьи животных, отнюдь не было очевидным по сделанному Толей рисунку человека (рис. 158). В целом рисунок производит благоприятное впечатление. В нем представлена поза отказа от общения (руки в карманах), имеются проявления повышенной тревожности и некоторой ригидности (избыточное количество одинаковых пуговиц), однако признаки сколько-нибудь выраженной психологической нагрузки отсутствуют. По-видимому, семейная сфера является для Толи особо нагрузочной, что и привело к тому, что отклонения проявились именно в рисунке на тему семьи.

Жалобы, с которыми обратились к психологу родители Толи, весьма серьезны. Поведение мальчика в школе дезорганизовано. По решению медико-психолого-педагогической комиссии он направлен в школу для детей с нарушениями поведения. Трудности, относящиеся к семейной сфере, отразились в рассказе родителей лишь косвенно: они жалуются на Толину инфантильность, на то, что он слишком любит «ласкаться». Подобная жалоба полностью соответствует Толи-ным ощущениям недостатка контакта с родителями и отсутствия эмоционального тепла, проявившимся в рисунке семьи животных.

Родителям Толи была рекомендована семейная психотерапия, однако они не смогли (или не захотели) последовать этой рекомендации. Вскоре после описанного визита они переехали в другой город, где Толя в течение почти двух лет посещал массовую школу. К концу этого периода педагоги, как и в прошлой школе, стали настаивать на переводе мальчика в школу для детей с нарушениями поведения. Родители повторно обратились за консультацией.

Психологическое обследование показало, что динамика Толиного состояния за истекший период неблагоприятна. В частности, это можно заметить, сравнивая рисунки человека, сделанные во время первого и второго визитов, то есть в предпод-ростковом и затем в подростковом возрасте. Основное изменение состоит в появлении симптоматики остро протекающего подросткового кризиса (рис. 159).

Впечатление, производимое рисунком, сделанным Толей в тринадцатилетнем возрасте, крайне неблагоприятно. На нем изображен персонаж с мрачно-злобным выражением лица. Поза интровертна; в то же время имеются выраженные признаки агрессии, как физической (сжатый кулак), так и вербальной (оскаленные зубы). Рисунок профильный, что типично при подростковом негативизме. Гораздо сильнее, чем в прошлый раз, выражены признаки тревоги.

Отражение особо острого внутрисемейного конфликта можно видеть на динамическом рисунке семьи одиннадцатилетнего Кирилла 3. (рис. 160).

В рассмотренных ранее рисунках если и не присутствовало общение между членами семьи, то хотя бы кто-либо один из них выполнял некую семейную функцию. Как правило, это была мама, готовящая обед.

В рисунке Кирилла семейная тематика отсутствует вовсе. Каждый из персонажей занят своим делом, никак не связанным с остальными. Наиболее выразительный элемент рисунка — это дверь туалета, за которой мальчик поместил себя. Незадолго до визита к психологу Кирилл был надолго заперт родителями в туалете в наказание за грубо агрессивное поведение в школе. На рисунке ситуация переосмыслена. На двери туалета висит табличка: «Не входить. Я занят». Тем самым Кирилл демонстрирует, что он заперся сам, хотя в реальности его заперли родители. Сцену, изображенную на рисунке, можно проинтерпретировать как встречный отказ мальчика от каких-либо контактов с родителями. Он подчеркнут дополнительными штрихами, отгораживающими дверь от окружающего пространства. Штрихи небрежны и сделаны с очень сильным нажимом, что говорит о высокой эмоциональной напряженности.

Родители изображены карикатурно. У отца огромный живот, на лице нарисованы прыщи (точки на лбу). У матери вместо ступней что-то вроде копыт, губы нарочито подчеркнуты, глаза пустые, поза нелепа. В этом выражается негативное отношение Кирилла, его протест против применяемых «педагогических» воздействий. Интересная деталь на двери — значок, которым принято маркировать мужской общественный туалет. В данном случае он, по-видимому, говорит о том, что отношение к матери более конфликтно, чем к отцу: ей вход запрещен окончательно и бесповоротно. О том же говорит ее отдаленность и обращенность исключительно на себя, в то время как отец направляется к двери, за которой предполагается мальчик.

В данной ситуации необходимы срочные меры по налаживанию нормального общения с ребенком. Если оно не будет восстановлено, то очень вероятны острейшие протес-тныереакции. Форма их выражения может оказаться еще более грубо агрессивной, чем в предыдущем случае, когда он нанес травму своему однокласснику.

Источник:
Конфликтные отношения в семье
Автор: Венгер А, Конфликтные отношения в семье — Психологические рисуночные тесты, Жанр: философия
http://www.e-reading.club/chapter.php/89420/67/Venger_-_Psihologicheskie_risunochnye_testy.html

CATEGORIES