Какой тип женщин не нравится мужчинам и почему?

Секрет женской привлекательности отнюдь не умении делать укладку самостоятельно и отлично выглядеть каждый день. Ведь не с манекеном и не с картинкой мы общаемся и строим отношения – а с живым человеком. Неслучайно среди наиболее привлекательных женских качеств мужчины называют покладистый характер и умение общаться. Правда, если общаться серьезные и деловые женщины умеют, то вот покладистыми их никак не назовешь. Чем же деловые женщины и девушки отпугивают мужчин? В этом вопросе разбиралась автор следующей статьи.

Девушка-идеал. Почему ее боятся мужчины?

Моя подруга Таня с нашей, женской, точки зрения – воплощение мечты любого мужчины. Высокая, стройная, с правильными чертами лица, безупречной кожей и волосами, которым позавидует любая модель из рекламы шампуня. Вдобавок она имеет два высших образования, свободно владеет английским, итальянским и арабским, разбирается в искусстве и виртуозно готовит. Словом, не девушка, а сказка.

Вы думаете, у нее нет отбоя от поклонников? Не тут-то было! Таня отчаянно страдает от недостатка мужского внимания. Всех мужчин, с которыми она встречалась в своей жизни, можно пересчитать по пальцам одной руки и разделить на две категории. Первые – те, с которыми Татьяна расставалась по собственной воле без тени сожаления, – оказывались инфантильными и легкомысленными маменькиными сынками.

Вторые – в общем, нормальные мужчины, вполне подходящие для серьезных отношений, – почему-то бросали мою идеальную подругу после 1–2 месяцев знакомства. Один из таких несостоявшихся кандидатов в мужья – наш общий хороший знакомый – как-то раз за бокалом мартини поразил меня неожиданным откровением.

«Когда мы с Таней в постели, – поведал он, – меня не покидает ощущение, будто я занимаюсь сексом со своей незабвенной классной руководительницей. Стоит позволить себе нечто, с ее точки зрения недопустимое, – и вот я вижу перед собой то же непроницаемое лицо, те же поджатые губы и укоризненный взгляд».

Вы уже догадались, в чем проблема Татьяны? Она слишком серьезна – и в общении, и в сексе, и в быту. В глазах многих мужчин это свойство способно перечеркнуть любые достоинства потенциальной избранницы. Давайте же разберемся, в чем причины асексуальности излишне серьезных женщин.

Серьезная женщина вызывает не самые эротичные ассоциации

Мужчины не любят женщин, подобных моей подруге, потому что… боятся их. В каждом гордом самце прячется проказник-мальчишка, который жить не может без озорства, хотя знает, что за шалостью неминуемо последует справедливое возмездие. А серьезная женщина всем своим видом будто бы заявляет: «Со мной шутки плохи!». Кого, скажите, прельщает перспектива оказаться в объятиях строгой школьной директрисы?

Серьезная женщина скучна

И вовсе не потому, что она неинтересный собеседник. Можно быть ходячей «Википедией» и при этом казаться скучной. Просто для большинства нормальных мужчин отсутствие чувства юмора противоестественно и потому отталкивает. Отношения с женщиной призваны приносить радость и отдохновение от тяжких трудов повседневности, а не «напрягать» постоянной необходимостью держать лицо.

Серьезная женщина наносит удар по мужской самооценке

Отказываясь разделить с партнером шутку, женщина вольно или невольно унижает его высокомерием. Ее надменный взгляд говорит: «Я не собираюсь опускаться до твоего уровня и смеяться над всякой ерундой». И кому это понравится?

Серьезная женщина не умеет флиртовать

Поскольку считает, что это ниже ее достоинства. Или боится показаться смешной, попасть в глупое положение. В любом случае за серьезностью часто скрывается банальная неуверенность в собственной женской привлекательности.

«И что, автор призывает всех стать легкомысленными дурочками?» – возмутитесь вы. Нет, конечно. Стереотип, утверждающий, будто мужчинам поголовно нравятся пустенькие хохотушки, имеет мало общего с истиной. Но здоровое чувство юмора, способность к самоиронии и умение смеяться над собой не говорят о глупости, поверхностности и легкомыслии.

Напротив, это признаки зрелой сексуальности и адекватной самооценки. Женщина, уверенная в собственной привлекательности, не боится иногда показаться смешной, ибо она знает, что все равно желанна.

Источник: www.artofcare.ru

Продукт один, а функций много: как покупать и использовать косметику с умом

Косметики , как и красоты , много не бывает. Именно так искренне думает любая девушка и женщина. Ведь бьюти-шопинг для нас — одно из самых приятных мероприятий. Но иногда полезно осознавать , что такое базовый набор. Кроме того , многие косметические продукты многофункциональны или заменяемы.

Невозможно закупить средства всех оттенков и брендов , поэтому важно уметь смешивать и взаимозаменять их.

    Например , подходящий цвет помады будет отлично работать в качестве румян. Кремовая текстура помады дает дополнительный легкий влажный блеск и удобно наносится. А иногда , наоборот , твои любимые кремовые румяна можно использовать в качестве помады и даже теней.

  • Хочешь придать новый оттенок блеску? Смешай его с рассыпчатыми тенями или пигментами.
  • Используй теорию смешивания цветов , чтобы превратить теплый оттенок в нейтральный и наоборот.
  • Один прозрачный блеск + разные цвета помад = новые оттенки блесков для губ.
  • Еще один лайфхак: тушь для ресниц + тоненькая кисточка = подводка для глаз. Тушь отлично наносится , высыхает и держит линию. Все гениальное просто! А для более мягкой и интенсивной стрелки подойдут темные тени и влажная кисть.

  • Известные спонжи вполне можно заменить обычными треугольными , аккуратно вырезав удобную тебе округлую форму.
  • При покупке крема для лица обрати внимание на те , которые служат еще и основой под макияж. Тебе не понадобится лишняя баночка , а процесс макияжа заметно ускорится.
  • Что касается кистей для макияжа , не покупай дорогой большой набор , а только те кисти , которые тебе действительно нужны. Особенно не стоит экономить на кистях для румян и пудры ( хотя последнюю может заменить пушистый комочек ваты , который подойдет для рассыпчатой пудры).
  • Перламутровые тени и хайлайтер взаимозаменяемы: можешь использовать перламутровые тени ( или карандаш , предварительно растерев его на пальцах) как хайлайтер и наоборот.

  • Ты знала , что корректор можно сделать самостоятельно? Для этого тебе понадобится тональный крем ( не на основе масла). Положи небольшое количество в удобную емкость и оставь сохнуть на несколько дней. Получится концентрированный и густой пигмент , который справится с функциями корректора , но хранить его можно не более трех месяцев.
  • Вместо дорогого карандаша для губ лучше купить дешевый — большинство из них сходят с конвейера одной и той же фабрики и мало отличаются по качеству.
  • Термальную воду легко можно заменить газированной минералкой , залитой в пульверизатор.

  • Чтобы улучшить эффект недорогого шампуня , можно попробовать добавить в него несколько капель оливкового масла.
  • Хороший кондиционер или бальзам для волос можно использовать в качестве маски. Достаточно нанести его , обернуть волосы пленкой , укутать махровым полотенцем и подержать около получаса — шелковистые и мягкие волосы обеспечены! А альтернатива уходу в салоне — репейное или оливковое масло + полиэтиленовая пленка + махровое полотенце.
  • Чтобы получить более насыщенный оттенок тонального крема , просто добавь в него коричневый карандаш ( смешивай прямо на руке). А если сделать цвет интенсивнее , то получится бронзер.

  • Ты когда-нибудь пробовала пудру для умывания? Это средство способно заменить не только пенку , но и скраб несколько раз в неделю.
  • Аптечная глина прекрасно справится с очищением кожи.
  • Помада с эффектом омбре — это , может быть , и любопытно , но на самом деле баловство. Эффект омбре можно с легкостью создать самостоятельно , играя на контрасте светлого и темного оттенка.
  • Источник: www.cosmo.ru

    Делать сказку былью?

    Один из способов скоротать за компьютером долгий холодный вечерок — писать письма. Пусть даже совсем незнакомому человеку. Так даже интереснее. Возможно, вы увлечетесь, и тогда придется выбирать: оставаться в безопасных, но уже тесноватых рамках переписки или пускаться во все тяжкие личного знакомства?

    В электронных сетях есть такое понятие — конференция. Их великое множество, и каждая посвящена определенному кругу тем, напоминает виртуальный клуб, тусовку по интересам. Тот, кто пишет письмо в конференцию, знает, что их читают все прочие участники. Происходит публичный обмен мнениями. Правда, иногда отдельные субъекты исчезают из общего поля зрения — «уходят в нетмейл», то есть пишут друг другу личные письма. Остальные досадливо прищелкивают языками.

    Тематику места, в котором встретились мы, можно было бы обозначить так: все о взаимоотношениях между полами. Я написала что-то провокационное и получила шквал ответов, из них несколько с предложением: «Знакомиться, знакомиться, знакомиться!»

    Ни с кем знакомиться я не хотела. Особенно с автором следующих строк: «Мне кажется, наши мысли сходятся. Что если нам проверить это в личной беседе за парой кружек пива?» Я даже ответом его не удостоила, но через день пришел короткий постскриптум: «Кстати, мою жену тоже зовут Ирина». «Вот уж не знаю, насколько это кстати», — зачем-то огрызнулась я, и несостоявшийся виртуальный собеседник исчез из моей личной почты. На время.

    «Трудно было к тебе пробиться». — признался он мне потом. Но он сумел. Он оставил первоначальную тему встреч и перестал пугать меня слишком личными заходами. Он деликатно отошел на запасные позиции: мы невинно обсуждали общие вопросы все в той же конференции, в общем котле писем. Другие участники вставляли реплики в наши диалоги, и однажды я заметила, что эти посторонние замечания меня раздражают. Надо было признаться самой себе, что я теперь ПИШУ не для всех, а только для него, и он делает то же самое. Мы иммигрировали в ЛИЧНУЮ переписку и нам уже никто не мешал.

    Нет, письма — это все-таки что-то. Эпистолярный жанр в компьютерном виде и вовсе хорош: необходимость в черновиках отпадает, возможность марать и стирать, многократно уничтожать неверные слова освобождает от тягостной ответственности за то, что «не вырубишь». Я наслаждалась процессом формулирования мыслей и чувств. И абсолютной свободой в выражении чего бы то ни было. То, что собеседник мне незнаком, лишь увеличивало эту свободу. Можно безболезненно открыть душу совершенно незнакомому человеку: мы ведь никогда не встретимся. Конечно, не любому, но ему — можно было. Он стал мне самым близким другом — участливым, понимающим, отзывчивым, тонко чувствующим. Мудрым помощником и советчиком. Он умудрялся быть нежным, не прибегая к ПОШЛОМУ лексикону дамских обольстителей, ласковым без прикосновений, обволакивающе-заботливым без материальных выражений этой заботы.

    Он мог поддеть так, что было не обидно. Вправить мозги так, что не хотелось огрызаться в ответ: «Не учите меня жить». Он мог быть серьезным без умствования и занудства, мог дурачиться как ребенок, быть смешным и игривым без пошлости и без пресности одновременно. Остроумным — всегда. Он мог кривляться, как подросток: «Привет, самая лучшая в мире Ирина! Спишь ты долго. думаешь медленно, на письма отвечаешь к весне, но все равно ты самая лучшая из всех Ирин. » Мог изящно философствовать: «Некоторые твои письма — абсолютно законченные шедевры мысли. Я не МОГУ осквернять их своими репликами-ответами, они неуместны и кощунственны. Они сродни молотку, ударяющему в гонг. Гонг зазвенел, но слышал ли это молоток в момент, когда его касался? Я что сказать-то хочу: если тебе нужно подтверждение, что мой гонг звенит — так он звенит:)». Он бывал очень разным, и каждый из этих разных мне очень нравился.

    Я честно писала ему о своем восторге и получала в ответ: «Ир, не стоит меня идеализировать. Я бываю ужасно грубым, тупым, могу быть непереносимо вульгарен, МОГУ быть вялым и ленивым, отвратительно занудным». Да, помимо всего прочего он пытался быть честным. Вскоре переписка стала настолько интенсивной и глубокой, что отнимала у каждого из нас по четыре — шесть часов ежедневно. Когда я уехала в командировку, это было настоящей разлукой — тяжелой и щемящей. Каждый день я звонила домой, чтобы выяснить у домашних. приходят ли письма. Письма приходили. «Представляешь, ты возвращаешься домой из своего Луганска. А тут и я сижу на кухне. В тапочках твоего бывшего супруга. Грибочки жарю (ты какие любишь?), пирожки пеку — тебя встречаю. Ты любишь грибочки? Я хорошо готовлю. «

    «Но ведь это же мы пишем эти письма, а не какие-нибудь фантомы. Ты не боишься потерять себя? И я не боюсь. Так в чем же дело?»

    «Ты маячишь передо мною как омут, в который лучше уж — с головой», — писал он. Я занудствовала: «Почта — другой режим общения, в нем собеседник как луна: повернут лишь одной стороной. Да, мысль выражается более четко и ясно, но сколько важных вещей остается за кадром! В личной беседе плотность общения, конечно, больше, но часто в ущерб смысловой насыщенности. И некоторая отстраненность почтовой переписки только на пользу. Можно перечитывать, обдумывать, цитировать. И самое главное: мы будем ждать соответствия образам, построенным в процессе переписки. И каждое несоответствие повлечет за собой разочарование».

    Мы были в неравных позициях: он видел множество моих компьютерных фотографий и поэтому представлял, как я выгляжу Я — нет.

    Первое разочарование — голос, который я услышала по телефону. Высокий и какой-то неосновательный, невесомый. Казалось бы, мелочь, пустяк. Но он совершенно не вязался с образом его владельца.

    Время «Ч»: в метро меня встречает сухощавый сутулый мужчина под тридцать с пронзительными глазами на уголовном лице (кто бы мог подумать, что надето на тонкую глубокую интеллектуальность?). Дорогой стриптиз-ресторан. Ситуация двойственная и немного нелепая. Знакомиться глупо, потому что мы уже знакомы, и очень близко. Начинать разговор ответом на фразу из последнего письма? Мы оба нервничаем и ведем себя слегка неестественно. Каждый слишком боится все испортить. Беседа перескакивает со светской на откровенную, интерес чередуется с недоумением, между нами то искры проскакивают, то воцаряется вакуум. К середине ночи, не чувствуя внутри себя целостного итога этой первой встречи (нравится — не нравится, да или нет), я понимаю одно: устала, хочу спать. Он проводил меня домой.

    Потом последовали другие визиты. И пресловутые грибочки с глинтвейном, и признания в любви — слегка натянутые, и совместные поездки. Поначалу мы терпеливо сносили несовпадения, каждый пытался пробудить в себе симпатию к неприятным чертам в характере другого. И выискивали приятные. За то время, что мы старались, было накоплено изрядное количество раздражения, и настало время, когда оно полезло наружу.

    Оказывается, он не переносил моих уколов. Он, так благосклонно относящийся к иронии в письмах, в жизни ее не терпел. «Что ты все время пытаешься меня поддеть?» — недовольно и даже обиженно спрашивал он.

    И правда, почему мне нравилось щекотать его женскими шпильками? Сама не знаю. Может, хотелось поковырять безупречный образ воспринимающего, наидобрейшего?

    Меня теперь раздражало его «учительство» и желание казаться мудрым и всепонимающим. «Я же знаю, что он вовсе не такой. Он просто играет роль, которую ему нравится играть, и хочет, чтобы я ему подыгрывала».

    Самое интересное, что наше недовольство было зеркальным: он тоже раздражался на мое несоответствие «письменному» образу. «Меня привлекают такие женщины, как ты: внутри у них совсем не то, что снаружи», — говорил он не без яда.

    Да что за беда, в самом деле? Зато у нас есть возможность говорить о тончайших вещах сложнейшими словами и понимать друг друга! Беседы клеились, зато не клеилось все остальное. В чувственных, эмоциональных и бытовых вещах наши желания, предпочтения и запросы совсем не совпадали. Нам было нехорошо в постели, мы не были ни половинками яблока, ни частями одной детали, ни просто двумя среднестатистическими женщиной и мужчиной, которые худо-бедно способны уживаться друг с другом. Да худо-бедно нас и не устраивало. Конечно, некоторое время мы перемежали встречи перепиской, но того таинственного «ах!» в письмах уже не возникало. Воспоминания о мелких, но таких конкретных неприятностях живого общения будто сводили на нет высоты мысли и стиля.

    Через полгода реального знакомства мы расстались. А недавно из моего компьютера пропала наша переписка. Вся, подчистую, Будто и не было тех четырех месяцев эпистолярного романа.

    Источник: www.woman.ru

    CATEGORIES