Гештальт-терапевт москва

Гештальт-терапевт москва

В Россию Гештальт-терапия пришла в начале 90-х, вместе с общенациональным кризисом и имея за плечами 50 лет бурной и богатой на кризисы и удачные находки истории, найдя здесь своих последователей и клиентов. Почему она прижилась в России? И какие возникали трудности на этом пути? Вот что говорит по этому поводу Н.Б. Кедрова, одной из первых в России прошедшая обучение в гештальт-программе (Сигрид Папе и Вилфрид Шлей /Гамбург, институт Фритца Перлза/, приезжавшие в Москву с гештальт-программой в течение 5-ти лет), и использующая ее в собственной практике.

Н .Б. Кедрова: «У меня было ощущение, что это настолько естественный и близкий нашему русскому сознанию и культуре подход, что особых трудностей и не возникало. Были некоторые предубеждения у людей, которые путали психологию и психиатрию, или, например, психологию и колдовство. Но это скорей общие культурные вещи, они не касаются непосредственно гештальта. Мне кажется, что очень естественно и легко воспринимались и методы и цели работы. Это было достаточно близко людям. Трудности возникали в основном материальные. В начале на этом трудно было что-то зарабатывать. Они (трудности) не имели отношения — в девяностые годы — ни к психологии вообще, ни к гештальту».

Впоследствии у нас проходило еще несколько зарубежных обучающих программ, в частности — программа Французского института Гештальт-терапии и Франкфуртского Гештальт Института. Примерно в это же время наши соотечественники получили возможность учиться за рубежом, участвовать в международных конференциях. По мере роста образования и опыта, а также интереса к гештальт-терапии в России, возникала потребность в более широком профессиональном общении и обмене опытом, обучении.

В 1992 г. группой психологов, в которую входили Елена Мазур, Олег Немиринский, Нифонт Долгополов, Борис Новодержкин создается Московский Гештальт Институт, директором которого становится Даниил Хломов. С того же года издается альманах «Гештальт», с помощью которого гештальт-терапевты обмениваются опытом, размышлениями над профессиональными проблемами, где печатаются еще не переводившиеся на русский язык статьи и книги зарубежных авторов.

Гештальт-терапевты в России занимаются, в основном, частной практикой (индивидуальная и групповая терапия), проведением тренингов, консультированием организаций, работают в школах, клиниках. Обучающие программы теперь существуют во многих городах бывшего Советского Союза: Санкт-Петербурге, Воронеже, Минске, Одессе, Харькове, Краснодаре, Перми, Кемерово, Ульяновске и др..

Огромное многообразие тем и запросов, с которыми приходится иметь дело психотерапевту, не поддается простому перечислению, а, тем более, в рамках такой статьи. Для того, чтобы ориентироваться в этом, в теории гештальт-терапии (как и всякого, более или менее развитого направления) имеется своя классификация, сформулированная на профессиональном языке специальных понятий, терминов, отражающая особое понимание человеческого бытия, присущее только данному направлению. А из приведенных выше отрывков мы видим, что каждый терапевт-профессионал находит свою нишу, свою клиентуру и вырабатывает индивидуальный, особенный стиль работы, отвечающий его склонностям и интересам, оставаясь при этом в русле какого-то подхода, опираясь на него.

3. Статья будет существенно неполной без информации о том, как психотерапевт находит клиентов, если он не состоит на службе в организации или клинике, где подбором клиентов занимается другой служащий, например социальный работник. Как терапевт решает эту проблему?

Д. Н. Хломов: «Люди идут только по рекомендации. В глубинно-личностной терапии трудно было бы представить себе что-то другое. Давать какие бы то ни было объявления, это нелепо и довольно безответственно. Это область, которая тесно связана с отношениями, поэтому естественно, что приходят только по рекомендации. То, что касается договоренности с клиентом, это отдельный вопрос, потому что сначала надо выяснить, насколько я, как терапевт, могу быть полезен данному человеку. И достаточно часто я направляю человека по другому адресу, чтобы он не тратил впустую время и деньги».

Н. Б. Кедрова: «Мне кажется, что больше всего узнают по каким-то слухам. Честно говоря, я ничего не делаю специально, чтобы узнавали: не даю рекламы, не даю какой-то информации, как-то вот. родители — у них своя, родительская почта. Если у кого-то получился хороший результат, они присылают своих знакомых. Были какие-то публикации в «Pearents», тоже, наверное, после этого люди обращались. В основном, когда клиент приходит, он не приходит специально на гештальт-терапию. Приходит со своими проблемами, и далеко не всегда заинтересован, каким именно методом его будут «лечить». Про гештальт-терапию скорей интересуются студенты, или врачи, которым нужно выбрать какую-то ориентацию, методику, технологию собственной работы. А клиентам нужно, чтобы им стало просто легче и приятнее жить. И уже в конце бывает так, что они спрашивают: «А что это мы с вами такое делали?». Вот тогда рассказываешь: «Есть такая гештальт-терапия. ».

Следует заметить, что это рассказ опытного терапевта с обширной практикой, работавшего со многими десятками людей частным образом, а также работающего в школе. Начинающему терапевту приходится «нарабатывать» такие связи. И без поддержки профессионального сообщества, старших коллег, которые могут направить к нему клиента, или информировать работодателя, — зарабатывать по специальности тяжело. Это связано и с естественной заботой клиента о себе, вряд ли кто-то пойдет на терапию к кому попало, без весомой рекомендации, личного знакомства или острой ситуации, когда «лишь бы кто-нибудь помог».

Что касается других форм гештальт-терапии — например групповой — то сам подход, основа процесса не меняется, в отличие от техник. Участие в психотерапевтическом процессе не двух, а нескольких человек, ставит перед ведущим задачу поддержания и регуляции групповых процессов, взаимоотношений внутри группы, и клиенты взаимодействуют не только с терапевтом, но и с остальными членами группы, что значительно обогащает пространство актуализируемого жизненного опыта и переживания каждого отдельного участника. Терапевту приходится выступать здесь в несколько иной роли, брать на себя дополнительные функции, использовать специальные техники, ориентированные на групповую работу и использующие ее ресурсы.

5. Какими качествами должен обладать гештальт-терапевт? Вопрос этот бесконечно сложней, чем вопрос о том, какими техниками и знаниями он должен владеть. Каждый терапевт вырабатывает индивидуальный стиль работы сообразно своим личным склонностям, интересам и особенностям коммуникативной сферы. Его индивидуальность, как заметил Е. А. Климов, есть сложный продукт взаимодействия требований среды (профессии) и внутренних условий субъекта труда («Образ мира в разнотипных профессиях». М., 1995). Отдельный пример вполне может противоречить общему, типовому, часто встречающемуся в данной профессии, при эффективном и активном участии этого человека в профессиональной деятельности. Учитывая эти соображения, автор данной статьи не может взять на себя ответственность за какое-то обобщение, подытоживание образа гештальт-терапевта.

В такой сложной профессии даже необычные, неожиданные, казалось бы, качества и особенности личности, могут оказаться полезным ресурсом, стать основой индивидуального стиля терапии, или послужить возникновению новой техники. Поэтому все, что нам доступно в данной ситуации, это посоветовать почитать тексты классиков гештальт-терапии (Фритц Перлз «Эго, голод и агрессия» и др.), или спросить самих терапевтов.
Н. Б. Кедрова:
«Если говорить о гештальт-терапевте, то он должен быть честным, потому что клиент и так себе достаточно изощренно врет сам себе про себя, про свою жизнь. Второе — важно, чтобы он умел внятно видеть, был наблюдательным, мог замечать и сообщать о том, что происходит. Хорошо бы, чтобы он при этом был хорошим человеком, мог бы сочувствовать, как-то участвовать. . Перлз про это хорошо сказал, что терапевт должен уметь видеть очевидное, и не бояться сказать об этом».

Д. Н. Хломов: «У любого терапевта, который работает диалогически, хорошего терапевта, должен быть некоторый свинг, как у джазиста. Хорошего джазиста. То есть пауза между тем, что говорит клиент и реакцией терапевта с тем, чтобы сориентироваться, а что, собственно, на самом деле получил. То есть не кидаться на каждый кусок «мяса «, который подбрасывает клиент на каждый симптом, как голодная собака. Но и, в то же время, не оставлять без внимания некоторые вещи. Это важная характеристика. Она обычно нарушается или нетерпением, или безразличием».

Автор статьи согласен с крылатой формулой: «Я большой! Я очень большой!! Я очень-очень-очень большой. Но мир — больше» и полагает, что считать гештальттерапевта «таким, и никаким другим», есть проявление эгоцентризма или некомпетентности.

6. Известно, что профессия оказывает существенное влияние на мировоззрение, личность человека, его взаимодействие с окружающими (Е.А. Климов «Образ мира в разнотипных профессиях» М., 1995 и др.). Это одна из экзистенциальных данностей человеческого бытия, — делая выбор, в частности профессиональный, мы, по крайней мере, на какое-то время, отсекаем какие-то пласты реальности. Изменяется взгляд на вещи, точка зрения, основы, на которых строятся взаимоотношения с другими и самим собой. Как это проявляется у гештальт-терапевта? «То, чем приходится расплачиваться. » (Н.Б. Кедрова). Но без этого и нет профессионала.

Н. Б. Кедрова: «Ты имеешь в виду какие-то профессиональные искажения личности? Да, очень сильно усиливается «безответственность», недирективность! Трудно предъявлять требования к собственным детям, — понимаешь их больше, чем воспитываешь. Вместо того, чтобы их воспитывать и требовать от них, чтобы они делали уроки, вели себя как подобает, поддерживаешь в них творческий рост и страсть к эксперименту, что не всегда бывает полезно, потому что иногда дети хотят, чтобы родители просто дали им внятное указание, а не спрашивали, как они себя чувствуют и что по этому поводу думают. Пожалуй, так. Все остальное я не назвала бы негативным, потому что, действительно, тренируется определенная гибкость, возможность находить общий язык с людьми разных профессий, культурных групп, это скорее какие-то позитивные вещи».

Д. Н. Хломов: «Что касается профессиональной деформации, то она, в основном, связана со следующими вещами. Если работа достаточно интересная, то, к сожалению, очень многие люди, вещи, которые раньше вполне устраивали, в дальнейшем устраивают гораздо меньше. Остаются молчаливые друзья. Потому что все, что касается нормальных таких советов полупрофессиональных, которые в дружбе присутствуют, потом как-то. Потому что ввязываться в психотерапию с друзьями — это терять друзей, а контактировать также по поводу чепухи, которая просто очевидна, тоже уже невозможно «.

Интервьюер: А на какой же основе можно построить дружеские отношения?

Д. Н. Хломов: «Да, в основном, на основе какой-то совместной деятельности. На машине прокатиться, под парусом походить. ».

Вот такие разные ответы.

7. Еще был задан вопрос о профессиональной терапевтической болезни — эмоциональном «выгорании» терапевта, что это такое, и как от него защищаться?

8. Что помогает гештальт-терапевту поддерживать себя в форме? Какие личностные особенности, могли бы послужить ресурсом для восстановления и развития, помогли бы не потерять интереса к людям, своей профессии?

9. Нужно ли развиваться дальше, получив сертификат об окончании гештальт-программы? И что можно для этого сделать?

Д.Н.Хломов: «Во-первых, если работаешь в личностно-ориентированной терапии, то никакой пользы клиенту принести не можешь, если сам не развиваешься. Потому что тот тупик, в котором находится клиент, это тупик и для терапевта тоже. И рецепт, как, например, работать со страхом замкнутых пространств, это, конечно, полная чепуха. Потому, что у каждого человека совершенно индивидуальная реакция, связанная с индивидуальной организацией жизни. В этом смысле, если я сам не развиваюсь, то ничем помочь и не могу. То же самое относится к тому, чтобы быть интересным клиенту».

10. Что Вы делаете для профессионального развития?

Н. Б. Кедрова: «Какие-то банальные вещи: что-то стараюсь читать, куда-то вылезать на какие-нибудь конференции; если есть возможность где-то поучиться, с удовольствием тоже в этом участвую. Причем мне кажется, что совершенно необязательно это должен быть какой-нибудь великий и знаменитый психотерапевт, потому что очень интересные вещи бывают и на наших конференциях, где молодые ребята чего-то показывают, делают. Не знаю. Стараюсь сохранять какое-то любопытство. Студенческие группы, — каждый раз что-то новенькое такое в них возникает.. Когда мне перестанет все это быть любопытно, тогда надо будет оттуда уходить. Мне кажется, что теории всякие, они мало чего добавляют, хотя это тоже интересно, а вот человек, который что-то такое вдруг — или вопрос какой-нибудь задаст, или скажет. и иногда из этого очень много чему можно научиться.»

11. В каждой профессии есть свои достижения, которыми стоит гордиться. Свои успехи, счастливые моменты, взлеты. В психотерапии проблема критериев эффективности вообще одна из самых сложных. Невидимая простым глазом реальность, пространство психотерапии не поддаются измерению, прямой оценке. Но у каждого профессионала, вероятно, такие критерии должны быть, иначе невозможна сама деятельность?

Н. Б. Кедрова: «У меня как-то больше профессионального смущения, чем гордости. Гордость у меня бывает, когда я вначале студентам чего-то придумываю и рассказываю, как какая-нибудь техника должна работать, потом прихожу и делаю ее со своим клиентом, и оказывается, что она действительно работает!»

Д. Н. Хломов: «Критерий в гештальттерапии простой — это развитие. Например, когда в работе удается попасть в тупик, — это означает, что мы можем куда-то продвинуться. Если удается продвинуться, значит дальше будет следующий тупик.»

12. И, конечно, несколько слов о режиме работы. Терапевт, практикующий частным образом, вынужден сам заниматься организацией своего рабочего пространства. Работать «с девяти до шести» и дальше предаваться отдыху — сладкая мечта. Каждый клиент имеет свои дела, работу и т. д., поэтому терапевт работает и в выходные, и по вечерам.
Например, Д. Н. Хломов может работать с клиентом и в одиннадцать вечера. И этот график постоянно меняется. Одни клиенты уходят, другие приходят. Больше определенности в групповой терапии — она занимает больше времени, как правило, проходит одна, максимум две группы в день.

Н. Б. Кедрова: «Режим работы и отдыха у меня неправильный, и следовать ему не стоит. Связан он с. не знаю, с какими-нибудь дефектами. Может быть, действительно, с такой алчностью, любопытством, что очень жалко пропустить что-нибудь интересненькое. Действительно, он (день) какой-то такой бесконечный: начинается рано утром, кончается поздно вечером. Что еще сказать? Что касается отдыха, отдыхать очень сложно — потому, что отдых, он как-то редко бывает интересней, чем работа. Поэтому за отдых у меня отвечают дети. Если им удается предотвратить это безобразие. тогда получается отдых.

Гештальт-терапия постепенно занимает определенную нишу в нашей психотерапевтической культуре. Повышается уровень знаний о том, что это такое, люди перестают путать ее с магией и медициной. Гештальттерапия интегрируется разными отраслями психологической практики, продолжает развиваться. А, значит, требуются и те, кто мог бы ее развивать, придумывать что-то новое, необычное, углублять знания и обогащать методики.

13. Каковы перспективы развития профессии?

Н. Б. Кедрова: «Мне кажется, что очень хорошие должны быть перспективы. Потому что профессия очень полезная, очень нужная! (Не выдерживает и усмехается) И люди должны все больше и больше это понимать! Нет, а если без шуток, то я действительно думаю, что перспективы должны быть. Потому что все больше и больше неопределенности в нашей жизни, все больше решений человек должен принимать самостоятельно, все больше зависит не от расписаний и предписаний, а от непосредственных выборов человека, и все важнее какие-то его личные и творческие способности. Поэтому я думаю, что перспективы у нас хорошие, а жизнь наша тоже скучать не дает возможности. Поэтому всякие кризисы, препятствия, сложности, неоправданные изменения образа жизни, они тоже нашим согражданам обеспечены».

Один курс (ступень) называется программой и имеет какую-то специфику, тему, например «Гештальт в работе с семьей и ребенком», эту программу курируют терапевты, специализирующиеся в данной области. Организация обучения — трехдневные семинары, проходящие раз в месяц, между которыми идет работа в небольших учебных группах, направленная на отработку и усвоение материала. В учебной группе нужно отработать определенное количество часов, это «практикум» гештальт-терапевта. На семинарах обучающиеся усваивают какой-то теоретический материал, а также пробуют его применить под наблюдением супервизора-ведущего, или приглашенного терапевта. Также для каждой ступени необходимо пройти определенное количество часов личной терапии у гештальт-ориентированного терапевта. В конце каждой ступени происходит сертификация — своеобразный экзамен, демонстрация работы, которая оценивается коллективом профессионалов.

Сертификат Московского Гештальт Института (МГИ) соответствует сертификату Европейской Гештальт Ассоциации. Помимо основной образовательной программы, студенты МГИ имеют возможность участвовать в ежегодных конференциях, где собираются и демонстрируют свою работу ведущие специалисты, а также в тематических авторских семинарах разных ведущих. (Более подробную информацию о сроках и стоимости обучающих программ можно получить по телефону (095) 964-99-61 — офис МГИ, и по эл. почте: m-gestalt-I@mtu-net. ru ).

Текст статьи подготовлен студентом факультета психологии МГУ А.В. Деревянко на основе интервью с психотерапевтами-практиками — Даниилом Натановичем Хломовым и Наталией Бонифатьевной Кедровой.

Факультет психологии Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова
125009, Москва, ул. Моховая, д. 11, стр. 9. Схема проезда.
Тел. (495): 629-76-60 и 629-48-02 (приёмная комиссия), другие телефоны. E-mail отдела связей с общественностью.

Дизайн и поддержка сайта 1997-2018: Станислав Козловский

Источник:
Гештальт-терапевт москва
В Россию Гештальт-терапия пришла в начале 90-х, вместе с общенациональным кризисом и имея за плечами 50 лет бурной и богатой на кризисы и удачные находки истории, найдя здесь своих последователей и
http://www.psy.msu.ru/science/public/psy_prof/2_hestalt.html

Психолог Александра Алексеева

Психолог, сертифицированный гештальт-терапевт Александра Алексеева. Личная, семейная терапия

ПОЗВОЛЬТЕ ПРЕДСТАВИТЬСЯ — меня зовут Александра Алексеева, я профессиональный практикующий психолог, сертифицированный гештальт-терапевт, коуч, семейный психолог, супервизор, групповой терапевт, рекомендованный терапевт Московского института Гештальт-терапии и Консультирования .

Свое базовое психологическое образование я получила в Санкт-Петербургском Государственном университете, факультет психологии.

Для того, чтобы иметь возможность работать с клиентами и вести психологическую практику, я прошла длительную профессиональную практическую подготовку в направлении психотерапии, которое на сегодняшний момент времени является одним из ведущих, а именно – гештальт-терапии в Московском институте гештальт-терапии и консультирования (МИГТИК). Подготовка гештальт-терапевтов по нормам EAGT (Европейской Ассоциации Гештальт-Терапевтов) включает 600 часов тренинга по гештальт-терапии, не менее 150 часов личной терапии и 150 часов работы под супервидением — и только после прохождения этих норм (что занимает более 3-х лет) выдается сертификат с правом ведения частной практики.

Источник:
Психолог Александра Алексеева
ПОЗВОЛЬТЕ ПРЕДСТАВИТЬСЯ — меня зовут Александра Алексеева, я профессиональный практикующий психолог, сертифицированный гештальт-терапевт, коуч, семейный психолог, супервизор, групповой терапевт, рекомендованный терапевт Московского института Гештальт-терапии и Консультирования. Свое базовое психологическое образование я получила в Санкт-Петербургском Государственном университете, факультет психологии. Для того, чтобы иметь возможность работать с клиентами и вести психологическую практику, я прошла длительную профессиональную практическую подготовку в направлении психотерапии, которое на сегодняшний момент времени является одним из ведущих, а именно – гештальт-терапии в Московском институте гештальт-терапии и консультирования (МИГТИК). Подготовка гештальт-терапевтов по нормам EAGT (Европейской Ассоциации Гештальт-Терапевтов) включает 600 часов тренинга по гештальт-терапии, не менее 150 часов личной терапии и 150 часов работы под супервидением — и только после прохождения этих норм (что занимает более 3-х лет) выдается сертификат с правом ведения частной практики. После окончания длительной программы обучения, защиты и получения сертификата гештальт-терапевта по нормам EAGT, я продолжила свое обучение на программе сертификации супервизоров и преподавателей гештальт-терапии. Помимо основной программы по гештальт-терапии, мною также были пройдены дополнительные специализации: системная семейная психотерапия; интегративная групповая психотерапия; психотерапия зависимого поведения; гештальт-терапия в работе с детьми и родителями; психотерапия психосоматических расстройств. В 2015 -2016 году я прошла специализированный двухлетний курс «Подход гештальт-терапии при лечении психопатологий и расстройств, возникающих в современном обществе» в Италии, под руководством Маргариты Спаньоло Лобб и Президента EAGT Джанни Франчесетти. В 2015-2016г. я также прошла 4-модульную сертификационную программу "Наука и искусство трансформационного коучинга» в Международном Эриксоновском Университете. Программа аккредитована Международной Федерацией коучинга (ICF). Немного о личном – в своей жизни я оптимист, люблю комфорт, еду, путешествия, кино, хорошие книги и сериалы, душевные беседы с друзьями и увлекательные разговоры с интересными людьми, живое общение, активный отдых, баню, иногда лежать и ничего не делать, очень люблю свою работу. Я замужем, люблю своего мужа, счастлива быть вместе с ним. Я так жила не всегда, но в процессе освоения своей профессии научилась, а теперь помогаю другим. Обращайтесь – помогу и вам!
http://xn--80aphqbkclp.xn--p1ai/obo-mne/

Татьяна Салахиева-Талал

В качестве основного психологического образования я закончила институт МИЭПП по специальности «Психолог. Преподаватель психологии».
Психотерапевтическое образование получила в Московском институте гештальт-терапии и консультирования по следующим специализациям:
* Теория и практика гештальт-терапии (I, II ступени) долгосрочная сертификационная программа подготовки гештальт-терапевтов под руководством О. Немиринского
* Семейная системная психотерапия
* Интегративная групповая психотерапия
* Гештальт-подход в консультировании организаций
* Совершенствование в гештальт-терапии (III ступень, тренер и супервизор)
( подробнее — [ ссылка ] )

Работаю с темами:

сложности в отношениях с людьми, страх отношений, одиночество;
эмоциональные зависимости (в том числе любовные);
скованность, зажатость, замкнутость, невозможность строить социальные связи;
проблемы эмоциональной нестабильности: агрессивности, плаксивости, вины, стыда и пр.;
неуверенность в себе, комплексы;
сложности в построении женско-мужских отношений;
невозможность «найти себя в жизни», потеря смысла в жизни, апатия;
депрессивные состояния;
состояние горя: потеря близкого;
возрастные кризисы;
развод, измена;
сексуальные расстройства;
нарушения пищевого поведения, избыточный вес;
проблемы в семье;
профессиональные проблемы и пр.

В работе я опираюсь на методы гештальт-терапии, при этом много внимания уделяю работе с телом, голосом, использую различные техники арт-терапии, эксперименты, монодраму.

Гештальт-терапия дает опоры для проживания сложных жизненных ситуаций и выхода из тупика. Она помогает осознавать свои истинные потребности и желания, а также находить внутренние ресурсы для их реализации. Она позволяет сталкиваться с разными частями своего «Я» и проживать самые различные эмоции, оставаясь устойчивым. Она учит лучше понимать свои границы и выстраивать гармоничные взаимоотношения с другими людьми и с миром.

Подробнее об особенностях работы: [ ссылка ]

Работаю в направлениях: Гештальт-терапия, Коучинг

Источник:
Татьяна Салахиева-Талал
В качестве основного психологического образования я закончила институт МИЭПП по специальности «Психолог. Преподаватель психологии». Психотерапевтическое образование получила в Московском институте
http://www.b17.ru/salahieva-talal/

Часть сердца

Психолог-консультант, гештальт-терапевт, арт-терапевт

тел: 8(916)1980793,
E-mail: andomiel@mail.ru

«Ты думаешь, всё будет хорошо. Всё будет хорошо, но только не так, как ты думаешь».

Здравствуйте! Меня зовут Ася Чаплыгина (в прошлом Иванова), я практикующий психолог и психотерапевт. Замужем, мама маленькго сына.

Мои клиенты: мужчины, женщины, супружеские и любовные пары .

Работаю с темами:

  • ОТНОШЕНИЯ:
  • сложности близких отношений
  • одиночество
  • расставание
  • эмоциональная зависимость
  • материнство
  • кризисы в браке
  • УСТАНОВЛЕНИЕ КОНТАКТА С СОБОЙ:
  • самореализация
  • контакт со своим телом и чувствами
  • неудовлетворенность жизнью
  • психосоматические симптомы, сны
  • синдром хронической усталости, апатия, упадок сил
  • тревога, страхи и панические атаки
  • отношения с собой

Буду рада работать с Вами. Записаться ко мне на консультацию или задать вопрос Вы можете по телефону 8(916)198-07-93, электронной почте andomiel@mail.ru.

Образование: высшее — Психолог. Преподаватель психологии (Московский городской Психолого-Педагогический Университет факультет Психологического консультирования, кафедра Индивидуальной и Групповой Психотерапии). 2008г.

Повышение квалификации в области терапии выразительными искусствами (expressive-arts therapy) — МГППУ, 2009-2010 г.г.

Обучение гештальт-терапии по программе «Гештальт-подход в экзистенциально-гуманистической терапии» в центре «Здесь-и-Теперь», 2009-2013 г.г. Сертифицированный гештальт-терапевт.

Также обучалась понимающей психотерапии (Ф.Е. Василюк МГППУ), семейной системной терапии (ЦПМСС «Взаимодействие»), психодраме (МГППУ, МИГиП, ИГПиСП).

Прохожу личную терапию (с 2008 г.) и супервизию.

Мои методы работы:

Для меня гештальт-терапия — это в первую очередь про возможность идти в реальность, встречаться с собой, с другими, с жизнью здесь и сейчас. Это про радость и сложность видеть и принимать себя и других людей НАСТОЯЩИМИ. Это и возможность мне самой учиться быть в диалоге с другим человеком, с моими клиентами. Открывать и открываться. И тогда возникает настоящее волшебство контакта!

Обучаясь гештальт-терапии, я получаю профессиональный и клиентский опыт, супервизию, участвую в интенсивах и конференциях.

Работаю

более 7 лет в области индивидуального и парного психологического консультирования и психотерапии самостоятельно и в государственном психологическом центре (до 2012 года), веду тренинги, с 2010 года провожу психотерапевтические группы и некоторые другие проекты.

На этом сайте вы можете прочитать некоторые мои статьи о кинотерапии, эффективности психологической помощи, отношениях и разных других вопросах, о которых мне есть чем поделиться.

Источник:
Часть сердца
  Психолог-консультант, гештальт-терапевт, арт-терапевт тел: 8(916)1980793, E-mail: andomiel@mail.ru Сайт:
http://www.partheart.ru/team/anastasiya/

CATEGORIES