Если мужчина обладает этими 12 качествами, никогда не отпускайте его

Некоторые мужчины лучше, чем остальные. Да, все люди равны, но тем не менее, можно легко доказать, что одни мужчины лучше других

Лучший аргумент: некоторые мужчины явно лучше подходят для того, чтобы быть любящими партнёрами, чем другие. Это вовсе не означает, что они стали такими в один прекрасный день, но в разные моменты жизни все люди разные.

Все люди постоянно развиваются, учатся и примеряют различные характеристики из года в год методом проб и ошибок. Существует много характеристик, которые делают мужчину настоящим мужчиной.

Вот 12 характеристик, которые докажут вам, что мужчина надёжен:

1. Когда он смотрит на вас, он действительно смотрит на вас

Если мужчина смотрит вам прямо в глаза, создавая невидимую линию, которая вас соединяет, он не просто смотри на вас; он смотрит в вашу душу.

Он пытается получить представление о личности, которая скрывается за вашими глазами – которая таится в вас. Он пытается найти ту сущность, которая делает вас вами; он выглядит так, будто пытается заглянуть в вашу душу, но тут нечто большее…он пытается представить себе вашу душу.

Это очень специфический взгляд, которым делятся двое влюблённых людей. Это представление скрытой сущности другому человеку. Если ваш мужчина так смотрит на вас, считайте, вам повезло.

2. Он добрый, но не слабый

Существуют чрезмерно агрессивные люди, которые позиционируют себя выше кого бы то ни было. Также существуют слабые мужчины, которые избегают любых обязательств и конфликтов. Лучше держитесь подальше от обоих.

А есть такой тип мужчин, который умело сочетает в себе силу и симпатию. У таких мужчин доброе сердце, но они и суровы в битве. Они не начинают борьбу, но заканчивают её. Это такой тип личности, который вам нужен, потому что он достаточно мудр, чтобы умело сочетать в себе силу и сострадание.

3. Он управляемый, но настойчивый

Чтобы жить хорошей жизнью, вам нужен успех, потому что успех — это стандарт, которым мы всё оцениваем. Вам не нужно стать миллионером или чемпионом мира, но небольшой успех позволит вам жить жизнью, которой вы будете гордиться.

Успех, как и жизнь – длинная и извилистая дорога. Не имея терпения, вы, вероятно, дойдёте до конца быстрее, но вряд ли вас устроит такой конец. Плывите по течению.

4. У него есть невероятные амбициозные мечты, но он не витает в облаках

Какая женщина не хочет иметь рядом с собой мечтателя, который одновременно и реалист, и скромник? Вероятно, это идеальное сочетание любого мужчины – человек, который хочет звёзд, но понимает, что может достать лишь до луны.

Тем не менее, он не позволяет осуществлению препятствовать его амбициям, а также он не позволяет успеху разрушить своё эго. Этот человек никогда не перестанет делать вашу жизнь лучше, но не будет обещать вам вещи, которые не в состоянии осуществить.

5. Он умеет готовить

Давайте будем честны… человек, который знает, что делать на кухне, очень привлекателен. Возьмите любого среднестатистического мужчину и отправьте его в японское кулинарное шоу, и он получит, как минимум, два очка. Помимо привлекательности, мужчины, которые умеют готовить, чаще предпочитают собственные блюда, едят здоровую пищу. Здоровый партнёр – отличный партнёр, тут объяснять не нужно.

6. Он физически активен

Его физическая активность приведёт его к физической привлекательности – и большей постельной активности. Сейчас это может показаться не столь важным, но в долгосрочной перспективе вы захотите мужчину, который занимается спортом. Вы должны помнить, что пик постельной активности мужчин приходится на ранний возраст. Если он не остаётся физически активным, то, скорее всего, ваша интимная жизнь тоже потеряет активность.

7. Он блестящий, но не самоуверенный – дерзкий, но не слишком

Если вы нашли себе умного, толкового и резкого мужчину, то он может быть надёжным. До тех пор, пока он не стал слишком дерзким. Немного дерзкий мужчина всегда привлекателен – как и уверенная в себе женщина.

Мы запрограммированы так, чтобы ценить силу в любой форме. Однако, если он слишком самоуверен, будьте осторожны. Те парни, как правило, балансируют между терпеливыми, с одной стороны, и полными кретинами, с другой. К сожалению, более умные, в большинстве случаев, являются полными неудачниками.

8. Он обладает поразительной способностью заставлять вас смеяться и улыбаться

Если у вас есть мужчина, который не может заставить вас смеяться, заканчивайте отношения прямо сейчас. И никогда не начинайте отношений с таким человеком. Чем больше он заставляет вас хихикать и сиять, тем больше он вас заслуживает.

9. Он говорит, что любит вас, хотя на самом деле не должен – вы можете почувствовать его любовь

Слова великолепны – я зарабатываю с их помощью себе на жизнь. Однако, они ничто по сравнению с поступками. Слова, идеи, концепции, намерения…всё это великолепно и полезно в нужное время. Тем не менее, действие – самая мощная сила на планете.

Это прекрасно, если ваш мужчина говорит вам, что любит вас, потому что вам приятно это слышать; так делает каждый. Тем не менее, если его действия лишены любви и вы будете слышать о любви, но не чувствовать её, значит он не любит вас настолько, насколько вы этого заслуживаете. Не оставайтесь с таким мужчиной.

10. Он готов уступать, чтобы не поссориться

Пары спорят. Каждая пара хоть раз, но спорила. Люди спорят, потому что они верят, что правы или просто хотят быть правы. Потому что это заставляет их почувствовать себя лучше.

К сожалению, когда дело доходит до аргументов, то выясняется, что один человек прав, а другой нет. Вы заслуживаете человека, который не хочет, чтобы вы чувствовали себя так, что вы не правы – по крайней мере, тогда, когда аргумент зависит от вкуса.

11. Всякий раз, когда вам нужна помощь, он протянет вам руку

И снова важность его действий не может быть достаточно подчёркнута. Мужчины довольно просты, когда дело доходит до любви – то, что вы видите – это в основном то, что они чувствуют. Когда они окружают вас заботой, помогают вам, делают вас счастливыми, заботятся о вас.

Вы всегда будете занимать мысли вашего парня, потому что он любит вас. Он сделает для вас всё что угодно и в трудную минуту ни на секунду не задумается.

12. Без вас он теряет себя; вы стали частью него, поэтому он хочет стать частью вас

Когда мужчина любит женщину, он хочет часть её назвать своей. Речь идёт не о теле, а о разуме. То, что она любит и не любит. То, что для неё важно и неважно.

Когда мужчина любит женщину, он принимает эти чувства как свои собственные. Они становятся частью него, меняют его и его мышление, его мировоззрение.

То, что важно для неё, становится важным для него. Он начинает делать некоторые вещи так же, как и она. Вы оба отказываетесь от некоторых своих привычек и принимаете привычки другого. Мужчина всей вашей жизни – это человек, который любит вас так сильно, что готов отказаться от собственных предпочтений ради ваших.

Источник: creu.ru

Одиль, не уходи! (Часть 4)

Я пошел в парк и машинально направился к беседке. По дороге мне все стало ясно. Когда я оказался там, я уже знал, что и как нужно сделать, причем мне очень помогла в этом моя профессия инженера.

Вы уже знаете, что закрытая беседка была приподнята над землею на четыре ступеньки. По-видимому, прежние владельцы приходили сюда почитать или помечтать, любуясь великолепными видами: на парк и на лес. Беседка стояла на четырех цементных столбах, под которые вполне можно было проникнуть и оказаться под полом самой комнаты.

Я поднялся по лестнице и вошел в беседку. Лаборд дал очень точное описание комнаты: два окна, стол и железный стул. Крыша, по-видимому, протекала, так как в трех местах пол сильно прогнил от сырости.

Я вышел. Недалеко от беседки был сарайчик, куда слуги складывали инструменты. Я взял мотыгу и вернулся. Гнилая доска у одной из стен подалась после первых двух ударов. Случайно ступить в образовавшуюся дыру было невозможно и я замаскировал ее каким-то старым тряпьем. Сквозь получившееся небольшое отверстие, размером со слуховое оконце, я мог наблюдать снизу за тем, что происходит в комнате наверху, а также все слышать.

Над столом висела электрическая лампа в стеклянном плафоне. Я обрезал провод и таким образом лишил комнату искусственного освещения. Потом вернулся домой и заперся в кабинете. На письменном столе стоял портрет Одиль, удивительно удачно увеличенное изображение в профиль, причем выражение лица было такое, будто она предлагала мне себя. До сегодняшнего дня я не замечал на этом портрете ничего подобного.

Я пробыл в кабинете до ужина, не сводя глаз с изображения женщины, которая уже больше не была моей. Никому не желаю испытать того смешанного чувства ненависти, отвращения, желания и ревности, которое буквально раздирало мою душу в тот вечер. Мгновениями я будто бы приходил в себя, но тут же понимал, что все напрасно, и что больше я уже никогда не стану прежним. Мой темперамент, мой характер, мое происхождение, наконец — все исчезло, все заменилось какой-то первобытной чувственной яростью и похотью. Я мог думать только об Одиль: о ее ногах, бедрах, грудях, губах.

Мне трижды звонили, пока я сидел в кабинете перед портретом. Я перенес все дела на следующий день, сославшись на какой-то незначительный предлог. Наконец, ужин собрал нас всех вместе.

Одиль показалась мне веселой и оживленной, она подтрунивала над моей рассеянностью, моим молчанием и мрачным видом:

  • Что, каучуковая компания уже почти дошла до банкротства?

Я пытался смеяться вместе с ней, но должно быть мой смех показался ей натянутым. Мысль о том, что этим вечером она, может быть, пойдет на свидание с Лабордом в беседку, вселяла в меня одновременно и отвратительное бешенство, и какое-то нездоровое любопытство. В конце концов, бешенство взяло верх, и я предложил ей поехать в Париж, чтобы сходить в кино. Таким образом я был уверен в том, что весь вечер она будет при мне.

  • В кино? Разумеется, если тебе хочется. Но только с одним условием: фильм должен быть веселым. Тебе необходимо рассеяться, бедный мальчик.

И в этот момент ее позвали к телефону. Она вышла из комнаты своей ровной и грациозной походкой, я проводил ее взглядом до дверей и заметил, что в ее манере держаться что-то неуловимо изменилось. Хотя, возможно, мне это только показалось, я уже давно не присматривался к ней. Или она действительно была сегодня другой, или это я смотрел на нее другими глазами.

Когда я поднял голову, она уже вернулась. Ее отсутствие длилось лишь несколько мгновений, ровно столько, сколько нужно, чтобы дойти до телефона, выслушать несколько слов, сказать несколько в ответ и вернуться. Она молча села напротив меня и я заметил, что радостное выражение, которое было до этого на ее лице, бесследно исчезло, как будто его стерли резинкой. Я был уверен, что эта перемена произошла из-за моего соперника.

Я спросил это самым безразличным тоном и ее ответ прозвучал так же равнодушно:

  • О, пустяки. Это был Лаборд, который не знает, как убить время этим вечером. Он спрашивал, не собираемся ли мы сегодня поиграть в бридж. Я попросила его позвонить завтра, потому что сегодня мы собираемся в кино.

Поймите меня, я был счастлив этой отсрочке, которая к тому же показала мне, что Одиль была менее отравлена этими проклятыми письмами, чем я думал. Да, я был счастлив, но одновременно и разочарован. Это труднее объяснить. Но мне вдруг показалось, что эта отсрочка навсегда отсрочит выполнение моего плана и лишит меня возможности отомстить. В действительности я меньше думал о мести, чем о возможности узнать эту женщину, которую, оказывается, до сих пор так и не узнал за семь лет супружеской жизни.

После кофе она погрузилась в изучение киножурнала, потом вдруг подняла голову и подавила зевок.

  • Тебе очень хочется поехать?

Я вопросительно посмотрел на нее, мое сердце бешено колотилось. Я уже знал, что она собирается мне сказать дальше.

  • Я вдруг почувствовала себя такой уставшей после целого дня беготни по магазинам. Но если тебе очень хочется.

Не отвечая, я начал медленно расхаживать по комнате. После долгих колебаний я сказал себе:

«Отвези ее в Париж — и она тебя возненавидит. Оставь ее — и она тебе изменит.»

  • Ничего страшного. Я как раз не успел еще разобрать всю сегодняшнюю почту, так что именно этим и займусь сегодня вечером в кабинете.

Я подошел к столику, на котором стояла моя чашка с кофе, молча выпил и так же молча пошел к двери. Только там я обернулся и тут же заколебался: правильно ли я поступаю, позволяя событиям по-прежнему развиваться.

Она покачала головой.

  • Нет, я пройдусь по парку и постараюсь оставить там свою мигрень. Я не прошу тебя меня сопровождать, ты не любишь такие прогулки. А потом я пойду и лягу спать.

Говоря это, она подошла к двери, около которой я стоял и протянула мне губы.

  • Поцелуй меня, — сказала она просто.

У меня сорвалась горькая реплика:

Ты хочешь попросить за что-то прощения?

Прощения? Что за нелепая мысль!

И она широко раскрыла абсолютно искренние глаза. Да, Лаборд был прав: женщины, как кошки, всегда падают на четыре лапы.

Ее поднятое ко мне по-детски чистое лицо, казалось, говорило:

«Что, разве я не права?»

Я поцеловал ее, хотя мне пришлось приложить огромное усилие, чтобы скрыть бешенство и ненависть, побуждавшие меня дать ей пощечину.

  • Ты права. Когда мне приходится работать по вечерам, я никогда точно не знаю, сколько времени у меня это займет. До завтра, спокойной ночи.

Стемнело. Я поднялся на второй этаж в кабинет и зажег там свет. Окно кабинета выходило в парк, и Одиль будет уверена, что я работаю.

Я оставил дверь приоткрытой, чтобы слышать то, что происходит в доме. Вскоре я услышал шаги Одиль, которая поднималась в спальню, по-видимому, чтобы взять шаль. Тогда, запарев дверь кабинета на ключ, я тихо спустился по лестнице и выскользнул в парк. Где-то в двухстах метрах от меня Лаборд должен был поджидать прихода своей соучастницы. Я сделал большой крюк, чтобы подойти к беседке с той стороны, где не было ни окон, ни двери, сократив таким образом риск быть захваченным врасплох и все испортить до минимума. Я медленно шел в темноте, стараясь не производить никакого шума.

Вскоре я услышал шаги вдалеке и меня обожгло чувство ревности. Я остановился и прислушался: по звуку шагов я пытался определить уверенно ли Одиль идет на свидание, или все-таки колеблется, легка ли ее поступь, или нет. С жестокой ясностью я хотел проникнуть в самые интимные подробности происходившего.

Я стер пот, заливавший мне лоб. Мне показалось, что шаги колеблются, потом они ускорились, как если бы Одиль решилась покончить с неопределенностью. Я тоже приблизился к беседке, причем последние метры преодолевал уже ползком. Тихонько раздвинув окружавшие ее кусты и согнувшись, я пробрался к тому месту под полом беседки, которое для себя приготовил. Моя рука нащупала отверстие, которое я проделал несколько часов тому назад. И я отодвинул тряпки, которые могли бы помешать мне все услышать. Каких бы мучений мне это ни стоило, я не хотел упустить ни малейших подробностей этой встречи.

Именно в этот момент Одиль поднялась на первую ступеньку. Колебалась ли она? Боялась ли? Я не мог ее разглядеть, хотя она была в двух шагах от меня, настолько полной была темнота. Но я чувствовал, что она дрожит и тяжело дышит. Наконец, она едва слышно прошептала:

Ответ пронзил меня насквозь, словно раскаленный железный стержень:

  • Вы подумали, что я мог не прийти?

Одиль медленно поднялась по ступенькам и вошла в беседку почти над моей головой. По ее шагам я мог не только определить место, где она находится в каждую секунду, но и догадаться о ее чувствах: тревожном ожидании и страхе перед неизвестностью. Она ставила ногу с большой осторожностью и замирала на несколько секунд перед следующим шагом. Я представил себе, как она вытянула руки вперед, словно при игре в жмурки. Но тут шла куда более опасная игра.

Мне показалось, что ее голос дрожит. Тело, без сомнения, тоже было охвачено дрожью. Ах, как же умело этот мерзавец сумел разбудить в ней самые потаенные чувства, вдохнуть в нее новую жизнь! Он был где-то здесь, в этой абсолютно темной комнате, притаился, затаив дыхание. Когда она окажется возле него, он запустит руки под ее платье и она рухнет в его объятия с дрожащими ногами и влажным от желания животом. А может быть, она ходила в спальню для того, чтобы сбросить с себя тонкие трусики и отдаться ему мгновенно, после первой же ласки, чтобы одежда не стесняла ее? Эта мысль причинила мне просто физическую боль, я скорчился от невыносимой ревности. И все это происходило в тишине, которую нарушали лишь редкие, неуверенные шаги Одиль, и скрип пола под ее ногами.

Ее голос нарушил невыносимую тревогу ее ( да и моего тоже) ожидания:

  • Так где же вы? Мне почти страшно!

Она дошла до конца комнаты и теперь возвращалась обратно вдоль стены.

  • Я признаю, что проиграла. Я даю залог.

Она издала приглушенный крик, шедший из самых потаенных глубин, который тут же перешел в глухой, почти жалобный стон. Должно быть, он схватил ее, когда она проходила мимо, и запустил руки под платье, чтобы сразу добраться до самого интимного места, и теперь я уже не буду единственным мужчиной, который его ласкает.

Мне кажется, в тот момент я был на волоске от того, чтобы выскочить из своего укрытия и избить их обоих. И лучше бы я именно так и поступил. Я испытывал невыносимые мучения, моя голова гудела, как колокол. Я представлял себе руку другого, скользящую по волоскам внизу живота Одиль, ласкающую ее бедра, пытающуюся проникнуть как можно глубже, а до меня доносились обрывки фраз, прерываемые вздохами:

  • Нет, не сегодня вечером. Мы же договорились о правилах. Впрочем, вы не сможете.

Это длилось пять или десять секунд, которые показались мне вечностью. Наконец она сделала резкое движение, я услышал несколько шагов, ее шагов. Должно быть, она опомнилась. Вскоре послышался голос Лаборда:

  • Успокойтесь. Я совершенно не намерен овладеть вами. Я подожду, пока вы сами себя мне предложите, по собственному желанию. Моя рук оставила убежище под вашим платьем. Больше я вас не трону.

Он подошел к ней.

  • Признайтесь, однако, что вам было страшно. Вы боялись и меня, и себя, потому что.
  • Обычно женщины ограничиваются тончайшей паутинкой трусиков, а вы надели. Как я успел заметить, не меньше трех пар. Чтобы скрыть деликатный рельеф или чтобы помешать моей руке добраться до вас? И каждая пара плотнее и теснее другой?

Она тоже начала смеяться, но ее смех был явно деланным. Должно быть, она покраснела.

Это инквизиция! Я пожалуюсь мужу.

Ба! Он отныне так мало значит.

Мои ногти непроизвольно глубоко впились в ладони.

  • Признайтесь, что ощущения, которые вы испытали сегодня вечером, очень приятны и неожиданны. Я здесь, притаившись, ждал, когда вы окажетесь рядом со мной. Вы приближаетесь, ваши нервы напряжены, вы почти готовы закричать. Вдруг мои руки протянулись к вам, вы стиснули ноги, но было уже поздно. Я уже проник туда, куда хотел. Начнем снова?

На сей раз ей удалось замаскировать свое волнение насмешкой:

Найдите мне лучше этот единственный в комнате стул. У меня ноги подкашиваются. Ну и воображение у вас!

Нет, раз я все еще здесь. Видите, я говорю совершенно безумные вещи. Вы знаете, что лишили моего мужа развлечения? Мы собирались в кино.

И тут позвонил я. Вы сожалеете об этом?

Она уклонилась от ответа.

Я сказала ему, что вы звонили по поводу бриджа, и что я пригласила вас на завтра.

Это помешает нам возобновить все завтра вечером. Жаль!

Я же не могу ссылаться каждый вечер на мигрень, чтобы никуда с ним не ходить и добиваться одиноких прогулок в парке. Впрочем, я подумаю, прежде чем что-то возобновлять.

Простите. Обычно угрызения совести бывают после.

Договоримся сразу. что я не такая, как другие, потому что у меня они — до.

Она сделалась серьезной.

  • И подумать только, что у нас нет даже такого оправдания, как любовь! Мы не любим друг друга, вы сами много раз мне это говорили. Вы меня не любите, я тоже вас не люблю. Тогда все это только ради того, чтобы.

Я должен был напрячь слух, таким тихим стал ее голос.

  • Я не узнаю себя. Все, что я думала об этом раньше, рухнуло. Я никогда не подумала бы, читая ваше первое письмо, что приду к этому так быстро.

Она сделала попытку засмеяться.

Должно быть, во мне есть другая женщина. И это именно она пришла сюда сегодня вечером.

Конечно, она. А поскольку она здесь, могу ли я попросить у нее залог прихода на следующее свидание?

Продолжайте. Она потом посмотрит. О чем идет речь?

Собственно говоря, это не один залог, а два или даже три.

Она снова засмеялась, но в ее смехе явно сквозило нетерпение.

Похоже, вы предпочитаете все делать сериями. Что ж, я вас слушаю.

Так вот. Я хотел бы знать, то есть услышать непосредственно от вас, могу ли я воображать ваш. Ну, тот самый размер: 34, 35, 36 и так далее.

Вы в затруднении?

Признайтесь, вопрос не из легких. Вы рядом со мной, одна ваша рука у меня на плече, другая — перебирает мои волосы. И еще хотите, чтобы я.

О, я ведь прошу такой безделицы! Просто новой пищи для моего воображения, когда вы уйдете.

Она явно заколебалась.

Ну, хорошо. Чтобы не мучить ваше воображение я постараюсь обойтись без всяких оговорок и обходных путей, и скажу, что вы можете воображать себе 34-35. Это вас устраивает.

Очень рада, потому что в данный момент больше ничего вам не могу предложить, дорогой сударь.

Она снова говорила насмешливым тоном, который всегда был для нее лучшей защитой.

А второй задаток?

Я хотел бы сейчас встать перед вами на колени.

Разрешаю вам это.

А теперь я хотел бы поцеловать вашу ножку там, где кончается чулок.

О, я думаю, что это будет очень неосмотрительно.

Ба! Вы так надежно закутаны, а ваши ножки словно заперты на замок. Кто бы мог заставить их раздвинуться?

Я услышал шелест ткани и представил себе, как он прижимается губами к нежной коже ее ноги выше колена. Мне послышался даже что-то вроде глухого, жалобного стона.

Хватит, — сказала она наконец прерывающимся голосом. — К тому же мне пора возвращаться.

А третий задаток?

Нет! Не хочу даже говорить об этом. Не хочу даже ничего о нем знать.

Она сделала несколько шагов по направлению к двери.

Да, мой муж может начать беспокоиться и отправиться за мной в парк. Кстати, а как вы в него попали?

Перелез через решетку, другого способа не было. Не беспокойтесь, меня никто не видел. Кстати, вы могли бы мне завтра, во время игры в бридж, дать мне ключ от калитки?

Она явно заколебалась.

Там видно будет. И не забудьте, когда придете, положить в старый дуб письмо. Мне интересны ваши впечатления, после того, как вы их обдумаете.

Она уже спускалась по лестнице, когда он бросил ей вслед:

  • А пока вот вам все-таки третий задаток: у вас бархатная кожа, моя дорогая. Так что я его уже получил.

продолжение следует.

Арман Делафер,
перевод с французского Светланы БЕСТУЖЕВОЙ

Источник: www.passion.ru

CATEGORIES