Есенин о расставании

Глава 22

Глава 22. Разлука

Есенин быстро закружился в водовороте встреч и дел, было необходимо обежать все любимые места, заглянуть ко всем друзьям, а тут еще и с журналом забрезжила какая-то надежда. 14 августа Айседора Дункан выехала из Москвы на гастроли в Кисловодск, предполагалось, что Сергей направится за ней ровно через три дня.

Волнуясь, что Есенин ее обманул и теперь его уже не вернуть, 24 августа Дункан телеграфировала Сергею:

Дарлинг очень грустно без тебя надеюсь скоро приедешь сюда навеки люблю – Изадора.

Дорогая Изадора!отвечает Есенин только 29 августа 1923 года.

Я очень занят книжными делами, приехать не могу.

Часто вспоминаю тебя со всей моей благодарностью тебе.

С Пречистенки я съехал сперва к Колобову, сейчас переезжаю на другую квартиру, которую покупаем вместе с Мариенгофом. Дела мои блестящи.

Очень многого не ожидал.

Был у Троцкого. Он отнесся ко мне изумительно. Благодаря его помощи мне дают сейчас большие средства на издательство. Желаю успеха и здоровья и поменьше пить. Привет Ирме и Илье Ильичу. Любящий С. Есенин.

Портрет Сергея Есенина. Художник Юрий Анненков. 1923 г.

Квартиру они так и не купили, относительно издательства здесь необходимо пояснить:

Есенин заявил, что крестьянским поэтам и писателям негде печататься: нет у них ни издательства, ни журнала,пишет в своих мемуарах М. Д. Ройзман[106]. – Нарком ответил, что этой беде можно помочь: пусть Сергей Александрович по своему усмотрению наметит список членов редакционной коллегии журнала, который разрешат. Ему, Есенину, будет выдана подотчетная сумма на расходы, он будет печатать в журнале произведения, которые ему придутся по душе. Разумеется, ответственность политическая и финансовая за журнал целиком ляжет на Сергея. Есенин подумал-подумал, поблагодарил наркома и отказался.

Когда вышли из кабинета, Блюмкин[107], не скрывая своей досады, спросил Есенина, почему тот не согласился командовать всей крестьянской литературой? Сергей ответил, что у него уже был опыт работы с Клычковым[108] и Орешиным[109] в «Трудовой артели художников слова»: однажды выяснилось, что артель осталась без гроша. А кто поручится, что это же не произойдет и с журналом? Он же, Есенин, не так силен в финансовых вопросах. А зарабатывать себе на спину бубнового туза не собирается.

Выезжаем понедельник Тифлис приезжай туда телеграфируй выезде Ориант навеки люблю – Изадора.

15 сент. город Баку.

В ответ на телеграмму Дункан Есенин ответил:

Milaia Isadora! Ia ne mog priehat potomuchto ochen saniat. Priedu v Ialtu. Liubliu tebia beskonechno tvoi Sergei. Irme privet. Isadora.

После заграницы Дункан вскоре уехала на юг (на Кавказ и в Крым),вспоминает Г. Бениславская.Не знаю, обещал ли Сергей Александрович приехать к ней туда. Факт то, что почти ежедневно он получал от нее и Шнейдера телеграммы. Она все время ждала и звала его к себе. Телеграммы эти его дергали и нервировали до последней степени, напоминая о неизбежности предстоящих осложнений, объяснений, быть может, трагедии. Все придумывал, как бы это кончить сразу. В одно утро проснулся, сел на кровати и написал телеграмму: «Я говорил еще в Париже, что в России я уйду. Ты меня очень озлобила. Люблю тебя, но жить с тобой не буду. Сейчас я женат и счастлив. Тебе желаю того же. Есенин».

Дал прочесть мне. Я заметила: если кончать, то лучше не упоминать о любви и т. п. Переделал: «Я люблю другую. Женат и счастлив. Есенин». И послал.

Так как телеграммы, адресовавшиеся на Богословский переулок (а Сергей Александрович жил уже на Брюсовском), не прекращались, то я решила послать телеграмму от своего имени, рассчитывая задеть чисто женские струны и этим прекратить поток телеграмм из Крыма: «Писем, телеграмм Есенину не шлите. Он со мной, к вам не вернется никогда. Надо считаться. Бениславская».

Хохотали мы с Сергеем Александровичем над этой телеграммой целое утро. Еще бы, такой вызывающий тон не в моем духе, и если бы Дункан хоть немного знала меня, то, конечно, поняла бы, что это отпугивание, и только. Но, к счастью, она меня никогда не видела и ничего о моем существовании не знала. Поэтому телеграмма, по рассказам, вызвала целую бурю и уничтожающий ответ: «Получила телеграмму, должно быть, твоей прислуги Бениславской. Пишет, чтобы писем и телеграмм на Богословский больше не посылать. Разве переменил адрес? Прошу объяснить телеграммой. Очень люблю. Изадора».

Сергей Александрович сначала смеялся и был доволен, что моя телеграмма произвела такой эффект и вывела окончательно из себя Дункан настолько, что она ругаться стала. Он верно рассчитал, что это последняя телеграмма от нее. Но потом вдруг испугался, что она по приезде в Москву ворвется к нам на Никитскую, устроит скандал и оскорбит меня.

Вы ее не знаете, она на все пойдет,повторял он.

Близился срок возвращения Дункан. Сергей Александрович был в панике, хотел куда-нибудь скрыться, исчезнуть. Как раз в это время получил слезное письмо от Клюева: он, мол, учитель, погибает в Питере. Сергей Александрович тотчас укатил туда. Уезжая, просил меня перевезти все его вещи с Богословского ко мне, чтобы Дункан не вздумала перевезти их к себе, вынудить таким образом встретиться с ней. Я сначала не спешила с этим. Но как-то вечером зашла Катя. По обыкновению начав с пустяков, она в середине разговора ввернула, что завтра приезжает в Москву Дункан. Мы решили сейчас же забрать вещи с Богословского, и через час они были здесь.

Источник:
Глава 22
Глава 22. Разлука Есенин быстро закружился в водовороте встреч и дел, было необходимо обежать все любимые места, заглянуть ко всем друзьям, а тут еще и с журналом забрезжила какая-то надежда. 14
http://biography.wikireading.ru/29146

Есенин о расставании


Любовь с собой приносит много разнообразных эмоций: положительных и не очень. Все эти чувства можно перенести, прочитав множество стихотворений Сергея Есенина.

Пускай ты выпита другим

Пускай ты выпита другим,
Но мне осталось, мне осталось
Твоих волос стеклянный дым
И глаз осенняя усталость.

О возраст осени! Он мне
Дороже юности и лета.
Ты стала нравиться вдвойне
Воображению поэта.

Я сердцем никогда не лгу,
И потому на голос чванства
Бестрепетно сказать могу,
Что я прощаюсь с хулиганством.

Пора расстаться с озорной
И непокорною отвагой.
Уж сердце напилось иной,
Кровь отрезвляющею брагой.

И мне в окошко постучал
Сентябрь багряной веткой ивы,
Чтоб я готов был и встречал
Его приход неприхотливый.

Теперь со многим я мирюсь
Без принужденья, без утраты.
Иною кажется мне Русь,
Иными — кладбища и хаты.

Прозрачно я смотрю вокруг
И вижу, там ли, здесь ли, где-то ль,
Что ты одна, сестра и друг,
Могла быть спутницей поэта.

Что я одной тебе бы мог,
Воспитываясь в постоянстве,
Пропеть о сумерках дорог
И уходящем хулиганстве.

Ты меня не любишь, не жалеешь

Ты меня не любишь, не жалеешь,
Разве я немного не красив?
Не смотря в лицо, от страсти млеешь,
Мне на плечи руки опустив.

Молодая, с чувственным оскалом,
Я с тобой не нежен и не груб.
Расскажи мне, скольких ты ласкала?
Сколько рук ты помнишь? Сколько губ?

Знаю я — они прошли, как тени,
Не коснувшись твоего огня,
Многим ты садилась на колени,
А теперь сидишь вот у меня.

Пусть твои полузакрыты очи
И ты думаешь о ком-нибудь другом,
Я ведь сам люблю тебя не очень,
Утопая в дальнем дорогом.

Этот пыл не называй судьбою,
Легкодумна вспыльчивая связь, —
Как случайно встретился с тобою,
Улыбнусь, спокойно разойдясь.

Да и ты пойдешь своей дорогой
Распылять безрадостные дни,
Только нецелованных не трогай,
Только негоревших не мани.

И когда с другим по переулку
Ты пройдешь, болтая про любовь,
Может быть, я выйду на прогулку,
И с тобою встретимся мы вновь.

Отвернув к другому ближе плечи
И немного наклонившись вниз,
Ты мне скажешь тихо: «Добрый вечер!»
Я отвечу: «Добры вечер, miss».

И ничто души не потревожит,
И ничто ее не бросит в дрожь, —
Кто любил, уж тот любить не может,
Кто сгорел, того не подожжешь.

Вечер черные брови насопил

Вечер черные брови насопил.
Чьи-то кони стоят у двора.
Не вчера ли я молодость пропил?
Разлюбил ли тебя не вчера?

Не храпи, запоздалая тройка!
Наша жизнь пронеслась без следа.
Может, завтра больничная койка
Упокоит меня навсегда.

Может, завтра совсем по-другому
Я уйду, исцеленный навек,
Слушать песни дождей и черемух,
Чем здоровый живет человек.

Позабуду я мрачные силы,
Что терзали меня, губя.
Облик ласковый! Облик милый!
Лишь одну не забуду тебя.

Пусть я буду любить другую,
Но и с нею, с любимой, с другой,
Расскажу про тебя, дорогую,
Что когда-то я звал дорогой.

Расскажу, как текла былая
Наша жизнь, что былой не была.
Голова ль ты моя удалая,
До чего ж ты меня довела?

Мне грустно на тебя смотреть

Мне грустно на тебя смотреть,
Какая боль, какая жалость!
Знать, только ивовая медь
Нам в сентябре с тобой осталась.

Чужие губы разнесли
Твое тепло и трепет тела.
Как будто дождик моросит
С души, немного омертвелой.

Ну что ж! Я не боюсь его.
Иная радость мне открылась.
Ведь не осталось ничего,
Как только желтый тлен и сырость.

Ведь и себя я не сберег
Для тихой жизни, для улыбок.
Так мало пройдено дорог,
Так много сделано ошибок.

Смешная жизнь, смешной разлад.
Так было и так будет после.
Как кладбище, усеян сад
В берез изглоданные кости.

Вот так же отцветем и мы
И отшумим, как гости сада.
Коль нет цветов среди зимы,
Так и грустить о них не надо.

Дорогая, сядем рядом

Дорогая, сядем рядом,
Поглядим в глаза друг другу.
Я хочу под кротким взглядом
Слушать чувственную вьюгу.

Это золото осеннее,
Эта прядь волос белесых —
Все явилось, как спасенье
Беспокойного повесы.

Я давно мой край оставил,
Где цветут луга и чащи.
В городской и горькой славе
Я хотел прожить пропащим.

Я хотел, чтоб сердце глуше
Вспоминало сад и лето,
Где под музыку лягушек
Я растил себя поэтом.

Там теперь такая ж осень.
Клен и липы в окна комнат,
Ветки лапами забросив,
Ищут тех, которых помнят.

Их давно уж нет на свете.
Месяц на простом погосте
На крестах лучами метит,
Что и мы придем к ним в гости,

Что и мы, отжив тревоги,
Перейдем под эти кущи.
Все волнистые дороги
Только радость льют живущим.

Дорогая, сядь же рядом,
Поглядим в глаза друг другу.
Я хочу под кротким взглядом
Слушать чувственную вьюгу.

Клён ты мой опавший.

Клён ты мой опавший, клён заледенелый!
Что стоишь склонившись под метелью белой?
Или что увидел? Или что услышал?
Словно за деревню погулять ты вышел.
И, как пьяный сторож, выйдя на дорогу,
Утонул в сугробе, приморозил ногу.
Ах, и сам я нынче чтой-то стал не стойкий,
Не дойду до дома с дружеской попойки.
Там вон встретил вербу, там сосну приметил,
Распевал им песни про метель о лете.
Сам себе казался я таким же клёном,
Только не опавшим, а вовсю зелёным.
И утратив скромность, одуревши в доску,
Как жену чужую, обнимал берёзку.

Руки милой — пара лебедей

Руки милой — пара лебедей —
В золоте волос моих ныряют.
Все на этом свете из людей
Песнь любви поют и повторяют.

Пел и я когда-то далеко
И теперь пою про то же снова,
Потому и дышит глубоко
Нежностью пропитанное слово.

Если душу вылюбить до дна,
Сердце станет глыбой золотою.
Только тегеранская луна
Не согреет песни теплотою.

Я не знаю, как мне жизнь прожить:
Догореть ли в ласках милой Шаги
Иль под старость трепетно тужить
О прошедшей песенной отваге?

У всего своя походка есть:
Что приятно уху, что — для глаза.
Если перс слагает плохо песнь,
Значит, он вовек не из Шираза.

Про меня же и за эти песни
Говорите так среди людей:
Он бы пел нежнее и чудесней,
Да сгубила пара лебедей.

Источник:
Есенин о расставании
Стихи о любви. Расставания, сила любви в стихах Есенина. Красивые стихи и стишки о любви и жизни
http://krasivye-stihi.3dn.ru/load/stikhi_o_ljubvi/rasstavanija_sila_ljubvi_v_stikhakh_esenina/2-1-0-369

Короткие, небольшие стихотворения русских поэтов классиков, посвященные разлуке

Короткие, небольшие стихотворения русских поэтов классиков, посвященные разлуке.

И, новым преданный страстям,
Я разлюбить его не мог:
Так храм оставленный — всё храм,
Кумир поверженный — всё Бог!

Где бывалая сила?
Увы, где прежний я?
Меня ты разлюбила.
Но не кляну тебя!

Как мало я любовь и сердце знал!
Часы идут, за ними дни проходят,
Но горестям отрады не приводят
И не несут забвения фиал.
О милая, повсюду ты со мною,
Но я уныл и втайне я грущу.
Блеснет ли день за синею горою,
Взойдет ли ночь с осеннею луною —
Я всё тебя, прелестный друг, ищу;
Засну ли я, лишь о тебе мечтаю.
Одну тебя в неверном вижу сне;
Задумаюсь — невольно призываю,
Заслушаюсь — твой голос слышен мне.
Рассеянный сижу между друзьями,
Невнятен мне их шумный разговор,
Гляжу на них недвижными глазами,
Не узнает уж их мой хладный взор!

И ты со мной, о лира, приуныла,
Наперсница души моей больной!
Твоей струны печален звон глухой,
И лишь любви ты голос не забыла.
О верная, грусти, грусти со мной,
Пускай твои небрежные напевы
Изобразят уныние мое,
И, слушая бряцание твое,
Пускай вздохнут задумчивые девы.

Оставь страдальца! — будь покойна:
Где б ни был этот мир святой,
Двух жизней сердцем ты достойна!
А мне довольно и одной.

Тому ль пускаться в бесконечность,
Кого измучил краткий путь?
Меня раздавит эта вечность,
И страшно мне не отдохнуть!

Я сохранил на век былое,
И нет о будущем забот,
Земля взяла свое земное,
Она назад не отдает.

Я-то вольная. Все мне забава, —
Ночью Муза слетит утешать,
А наутро притащится слава
Погремушкой над ухом трещать.

Обо мне и молиться не стоит
И, уйдя, оглянуться назад.
Черный ветер меня успокоит,
Веселит золотой листопад.

Как подарок, приму я разлуку
И забвение, как благодать.
Но, скажи мне, на крестную муку
Ты другую посмеешь послать?

Ему ответила, как брату,
Я, не ревнуя, не ропща,
Но не заменят мне утрату
Четыре новые плаща.

Пусть страшен путь мой, пусть опасен,
Еще страшнее путь тоски.
Как мой китайский зонтик красен,
Натерты мелом башмачки!

Оркестр веселое играет,
И улыбаются уста.
Но сердце знает, сердце знает,
Что ложа пятая пуста!

И губами прильнула жена, светла
Необычным сиянием глаз,
Словно тело и душу свою отдала
В поцелуе в последний раз.

Тяжело — обнимая, поддерживать мать,
Обреченность ее пожалей.
Тяжело пред разлукой жену целовать,
Но ребенка всего тяжелей!

Смотрит взглядом большим, ничего не поняв,
Но тревожно прижался к груди
И, ручонками цепко за шею обняв,
Просит: «Папа, не уходи!»

В этом детском призыве и в детской слезе
Больше правды и доброты,
Чем в рычании сотен речей и газет,
Но его не послушаешь ты.

И пойдешь, умирать по приказу готов,
Распрощавшись с семьею своей,
Как ушли миллионы таких же отцов
И таких же мужей, сыновей.

Если б цепкая петелька детских рук
Удержала отцовский шаг,—
Все фронты перестали б работать вдруг
Мясорубками, нас не кроша.

Прозвенело б заклятьем над пулей шальной:
«Папа, папа, не уходи!»
Разом пушки замолкли б,— все до одной,
Больше б не было войн впереди!

Повсюду в комнате хаос.
Он меры разоренья
Не замечает из-за слез
И приступа мигрени.

В ушах с утра какой-то шум.
Он в памяти иль грезит?
И почему ему на ум
Bсе мысль о море лезет?

Когда сквозь иней на окне
Не видно света божья,
Безвыходность тоски вдвойне
С пустыней моря схожа.

Она была так дорога
Ему чертой любою.
Как морю близки берега
Bсей линией прибоя.

Как затопляет камыши
Волненье после шторма,
Ушли на дно его души
Ее черты и формы.

В года мытарств, во времена
Немыслимого быта
Она волной судьбы со дна
Была к нему прибита.

Среди препятствий без числа,
Опасности минуя,
Волна несла ее, несла
И пригнала вплотную.

И вот теперь ее отъезд,
Насильственный, быть может.
Разлука их обоих съест,
Тоска с костями сгложет.

И человек глядит кругом:
Она в момент ухода
Все выворотила вверх дном
Из ящиков комода.

Он бродит и до темноты
Укладывает в ящик
Раскиданные лоскуты
И выкройки образчик.

И, наколовшись об шитье
С невынутой иголкой,
Внезапно видит всю ее
И плачет втихомолку.

Источник:
Короткие, небольшие стихотворения русских поэтов классиков, посвященные разлуке
Короткие, небольшие стихотворения русских поэтов классиков, посвященные разлуке. И, новым преданный страстям, Я разлюбить его не мог: Так храм оставленный — всё храм, Кумир поверженный — всё
http://stihi-klassikov.ru/poems/korotkie-stihi-russkie-poet-klassik-posvyaschennye-razluka-small-separation-poems

Сергей Есенин

ЧАСТЬ I
Сергей Есенин. Стихи о любви.

ЧАСТЬ II
Статья: «Любимые женщины Сергея Есенина» (!)

ЧАСТЬ III
Подборка «Избранные стихи Сергея Есенина. «

Сергей Есенин. Стихи о любви и про любовь!

Заметался пожар голубой,
Позабылись родимые дали.
В первый раз я запел про любовь,
В первый раз отрекаюсь скандалить.

Был я весь — как запущенный сад,
Был на женщин и зелие падкий.
Разонравилось пить и плясать
И терять свою жизнь без оглядки.

Мне бы только смотреть на тебя,
Видеть глаз злато-карий омут,
И чтоб, прошлое не любя,
Ты уйти не смогла к другому.

Поступь нежная, легкий стан,
Если б знала ты сердцем упорным,
Как умеет любить хулиган,
Как умеет он быть покорным.

Я б навеки забыл кабаки
И стихи бы писать забросил.
Только б тонко касаться руки
И волос твоих цветом в осень.

Я б навеки пошел за тобой
Хоть в свои, хоть в чужие дали.
В первый раз я запел про любовь,
В первый раз отрекаюсь скандалить.

Не бродить, не мять в кустах багряных
Лебеды и не искать следа.
Со снопом волос твоих овсяных
Отоснилась ты мне навсегда.

С алым соком ягоды на коже,
Нежная, красивая, была
На закат ты розовый похожа
И, как снег, лучиста и светла.

Зерна глаз твоих осыпались, завяли,
Имя тонкое растаяло, как звук,
Но остался в складках смятой шали
Запах меда от невинных рук.

В тихий час, когда заря на крыше,
Как котенок, моет лапкой рот,
Говор кроткий о тебе я слышу
Водяных поющих с ветром сот.

Пусть порой мне шепчет синий вечер,
Что была ты песня и мечта,
Все ж, кто выдумал твой гибкий стан и плечи —
К светлой тайне приложил уста.

Не бродить, не мять в кустах багряных
Лебеды и не искать следа.
Со снопом волос твоих овсяных
Отоснилась ты мне навсегда.

Шаганэ ты моя, Шаганэ!
Потому, что я с севера, что ли,
Я готов рассказать тебе поле,
Про волнистую рожь при луне.
Шаганэ ты моя, Шаганэ.

Потому, что я с севера, что ли,
Что луна там огромней в сто раз,
Как бы ни был красив Шираз,
Он не лучше рязанских раздолий.
Потому, что я с севера, что ли.

Я готов рассказать тебе поле,
Эти волосы взял я у ржи,
Если хочешь, на палец вяжи —
Я нисколько не чувствую боли.
Я готов рассказать тебе поле.

Про волнистую рожь при луне
По кудрям ты моим догадайся.
Дорогая, шути, улыбайся,
Не буди только память во мне
Про волнистую рожь при луне.

Шаганэ ты моя, Шаганэ!
Там, на севере, девушка тоже,
На тебя она страшно похожа,
Может, думает обо мне.
Шаганэ ты моя, Шаганэ.

Я спросил сегодня у менялы,
Что дает за полтумана по рублю,
Как сказать мне для прекрасной Лалы
По-персидски нежное «люблю»?

Я спросил сегодня у менялы
Легче ветра, тише Ванских струй,
Как назвать мне для прекрасной Лалы
Слово ласковое «поцелуй»?

И еще спросил я у менялы,
В сердце робость глубже притая,
Как сказать мне для прекрасной Лалы,
Как сказать ей, что она «моя»?

И ответил мне меняла кратко:
О любви в словах не говорят,
О любви вздыхают лишь украдкой,
Да глаза, как яхонты, горят.

Поцелуй названья не имеет,
Поцелуй не надпись на гробах.
Красной розой поцелуи веют,
Лепестками тая на губах.

От любви не требуют поруки,
С нею знают радость и беду.
«Ты — моя» сказать лишь могут руки,
Что срывали черную чадру.

Никогда я не был на Босфоре,
Ты меня не спрашивай о нём.
Я в твоих глазах увидел море,
Полыхающее голубым огнем.

Не ходил в Багдад я с караваном,
Не возил я шелк туда и хну.
Наклонись своим красивым станом,
На коленях дай мне отдохнуть.

Или снова, сколько ни проси я,
Для тебя навеки дела нет,
Что в далеком имени — Россия —
Я известный, признанный поэт.

У меня в душе звенит тальянка,
При луне собачий слышу лай.
Разве ты не хочешь, персиянка,
Увидать далекий синий край?

Я сюда приехал не от скуки —
Ты меня, незримая, звала.
И меня твои лебяжьи руки
Обвивали, словно два крыла.

Я давно ищу в судьбе покоя,
И хоть прошлой жизни не кляну,
Расскажи мне что-нибудь такое
Про твою веселую страну.

Заглуши в душе тоску тальянки,
Напои дыханьем свежих чар,
Чтобы я о дальней северянке
Не вздыхал, не думал, не скучал.

И хотя я не был на Босфоре —
Я тебе придумаю о нём.
Всё равно — глаза твои, как море,
Голубым колышутся огнём.

Мне грустно на тебя смотреть,
Какая боль, какая жалость!
Знать, только ивовая медь
Нам в сентябре с тобой осталась.

Чужие губы разнесли
Твоё тепло и трепет тела.
Как будто дождик моросит
С души, немного омертвелой.

Ну что ж! Я не боюсь его.
Иная радость мне открылась.
Ведь не осталось ничего,
Как только желтый тлен и сырость.

Ведь и себя я не сберег
Для тихой жизни, для улыбок.
Так мало пройдено дорог,
Так много сделано ошибок.

Смешная жизнь, смешной разлад.
Так было и так будет после.
Как кладбище, усеян сад
В берез изглоданные кости.

Вот так же отцветем и мы
И отшумим, как гости сада.
Коль нет цветов среди зимы,
Так и грустить о них не надо.

Видно, так заведено навеки —
К тридцати годам перебесясь,
Всё сильней, прожженные калеки,
С жизнью мы удерживаем связь.

Милая, мне скоро стукнет тридцать,
И земля милей мне с каждым днем.
Оттого и сердцу стало сниться,
Что горю я розовым огнем.

Коль гореть, так уж гореть сгорая,
И недаром в липовую цветь
Вынул я кольцо у попугая —
Знак того, что вместе нам сгореть.

То кольцо надела мне цыганка.
Сняв с руки, я дал его тебе,
И теперь, когда грустит шарманка,
Не могу не думать, не робеть.

В голове болотный бродит омут,
И на сердце изморозь и мгла:
Может быть, кому-нибудь другому
Ты его со смехом отдала?

Может быть, целуясь до рассвета,
Он тебя расспрашивает сам,
Как смешного, глупого поэта
Привела ты к чувственным стихам.

Ну, и что ж! Пройдет и эта рана.
Только горько видеть жизни край.
В первый раз такого хулигана
Обманул проклятый попугай.

Самой любимой и дорогой для поэта была его мама.

Я попрежнему такой же нежный
И мечтаю только лишь о том,
Чтоб скорее от тоски мятежной
Воротиться в низенький наш дом.
(Отрывок из поэмы *Письмо к матери*)

Анна Изряднова — первая возлюбленная поэта. Ему было тогда всего лишь 17 лет. В этом (гражданском) браке у Есенина родился сын.

Весной 1917 года два бездомных поэта — Сергей Есенин и Алексей Ганин ночевали в редакции газеты «Дело народа» и сдружились с машинисткой Зиной Райх. Она поехала с ними на параходе в Соловки. Поездку оплатила Зинаида, — у поэтов денег не было. После поездки в Соловки Сергей и Зинаида обвенчались. Зинаида Райх — революционерка, друг Мейерхольда, влюбилась в Есенина, была его женой, родила ему дочку Танюшу! Вышла замуж за Мейерхольда после разрыва с поэтом. (я перепроверила факты по книгам. ). Вот диалог между Есениным и Мейерхольдом:

— Знаешь, Серёжа, я ведь в твою жену влюблён, если поженимся, сердиться на меня не будешь?
— Возьми её, сделай милость. По гроб благодарен буду,-
ответил Есенин, кривляясь и поклонившись Мейерхольду.

. Получается так, что Райх сама ушла от Есенина, потому что Айседору Сергей встретил в 1921 году, через год после разлуки с Зинаидой. Зинаида стала актрисой знаменитого театра Мейерхольда. Зинаида Райх написала письмо Сталину, с просьбой честно рассказать о смерти Сергея Есенина. Через год, в 1937, Райх была варварски убита, зарезана..; впрочем, смерть самого Сергея Есенина — это преступление века. Его голова была прострелена. кто-то стремился выдать убийство за самоубийство. ; поэта нашли повешенным возле печи, а рана на лбу обуглилась от температуры печи, так как лицо его прикасалось к ней. Это случилось в сталинские времена.

Именно после трёхгодичного романа с Райх, в одном из московских особняков, в 1921 году, Есенин повстречал танцовщицу Айседору Дункан, которая была приглашена в Москву советским правительством, чтобы создать свою студию. Айседора была на 17 лет старше Сергея Есенина. Любила его безумно, страдала, переживала, когда поэт много пил; полтора года мучительной семейной жизни подорвали силы и здоровье обоих. Айседора превратилась в пожилую отяжелевшую женщину с красным некрасивым лицом (по воспоминаниям Горького). Однажды в Германии, разыскивая мужа в течение трёх дней, она нашла его в кабаке; он скрывался от Айседоры с поэтом Кусиковым. Ворвавшись в кабак в красном хитоне, с хлыстом, она перебила там посуду. Есенин прятался от неё в коридоре. Айседора погибла в 1938 году в Ницце, длинный шатф танцовщицы намотался на ось автомобиля и мгновенно удушил её.

Избранные стихи Сергея Есенина

Песнь о собаке
Сергей Есенин

Утром в ржаном закуте,
Где златятся рогожи в ряд,
Семерых ощенила сука,
Рыжих семерых щенят.

До вечера она их ласкала,
Причёсывала языком,
И струился снежок подталый
Под тёплым её животом.

А вечером, когда куры
Обсиживают шесток,
Вышел хозяин хмырый,
Семерых всех поклал в мешок.

По сугробам она бежала,
Поспевая за ним бежать.
И так долго, долго дрожала
Воды незамерзшей гладь.

А когда чуть плелась обратно,
Слизывая пот с боков,
Показался ей месяц над хатой
Одним из её щенков.

В синюю высь звонко
Глядела она, скуля,
А месяц скользил тонкий
И скрывался за холм в полях.

И глухо, как от подачки,
Когда бросят ей камень в смех,
Покатились глаза собачьи
Золотыми звездами в снег.

Мы теперь уходим понемногу
Сергей Есенин

Мы теперь уходим понемногу
В ту страну, где тишь и благодать.
Может быть, и скоро мне в дорогу
Бренные пожитки собирать.

Милые берёзовые чащи!
Ты, земля! И вы, равнин пески!
Перед этим сонмом уходящим
Я не в силах скрыть своей тоски.

Слишком я любил на этом свете
Всё, что душу облекает в плоть.
Мир осинам, что, раскинув ветви,
Загляделись в розовую водь!

Много дум я в тишине продумал,
Много песен про себя сложил,
И на этой на земле угрюмой
Счастлив тем, что я дышал и жил.

Счастлив тем, что целовал я женщин,
Мял цветы, валялся на траве
И зверьё, как братьев наших меньших,
Никогда не бил по голове.

Знаю я, что не цветут там чащи,
Не звенит лебяжьей шеей рожь.
Оттого пред сонмом уходящих
Я всегда испытываю дрожь.

Знаю я, что в той стране не будет
Этих нив, златящихся во мгле.
Оттого и дороги мне люди,
Что живут со мною на земле.

Жеребёнок и поезд. Из Сорокоуста.
Сергей Есенин

Видели ли вы,
Как бежит по степям,
В туманах озёрных кроясь,
Железной ноздрей храпя
На лапах чугунных поезд?

А за ним
По большой траве,
Как на празднике отчаянных гонок,
Тонкие ноги закидывая к голове,
Скачет красногривый жеребёнок?

Милый, милый, смешной дуралей,
Ну куда он, куда он гонится?
Неужель он не знает, что живых коней
Победила стальная конница?
Неужель он не знает, что в полях бессиянных

Той поры не вернёт его бег,
Когда пару красивых степных россиянок
Отдавал за коня печенег?
По-иному судьба на торгах перекрасила
Наш разбуженный скрежетом плёс,
И за тысячи пудов конской кожи и мяса
Покупают теперь паровоз.

Отговорила роща золотая
Сергей Есенин

Отговорила роща золотая
Берёзовым, весёлым языком,
И журавли, печально пролетая,
Уж не жалеют больше ни о ком.

Кого жалеть? Ведь каждый в мире странник —
Пройдёт, зайдёт и вновь оставит дом.
О всех ушедших грезит конопляник
С широким месяцем над голубым прудом.

Стою один среди равнины голой,
А журавлей относит ветер вдаль.
Я полон дум о юности весёлой,
Но ничего в прошедшем мне не жаль.

Не жаль мне лет, растраченных напрасно,
Не жаль души сиреневую цветь.
В саду горит костёр рябины красной,
Но никого не может он согреть.

Не обгорят рябиновые кисти,
От желтизны не пропадёт трава.
Как дерево роняет тихо листья,
Так я роняю грустные слова.

И если время, ветром разметая,
Сгребёт их все в один ненужный ком.
Скажите так. что роща золотая
Отговорила милым языком.

О пашни, пашни, пашни
Сергей Есенин

О пашни, пашни, пашни,
Коломенская грусть,
На сердце день вчерашний,
А в сердце светит Русь.

Как птицы, свищут версты
Из-под копыт коня.
И брызжет солнце горстью
Свой дождик на меня.

О край разливов грозных
И тихих вешних сил,
Здесь по заре и звездам
Я школу проходил.

И мыслил, и читал я
По Библии ветров,
И пас со мной Исайа
Моих златых коров.

До свиданья, друг мой, до свиданья
Сергей Есенин

До свиданья, друг мой, до свиданья.
Милый мой, ты у меня в груди.
Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди.

До свиданья, друг мой, без руки и слова,
Не грусти и не печаль бровей, —
В этой жизни умирать не ново,
Но и жить, конечно, не новей.
*****
*****
***
**
*
Вторая редакция

Источник:
Сергей Есенин
ЧАСТЬ I Сергей Есенин. Стихи о любви. ЧАСТЬ II Статья: «Любимые женщины Сергея Есенина» (!) ЧАСТЬ III Подборка «Избранные стихи Сергея Есенина. » Сергей Есенин. Стихи о любви и про
http://www.stihi.ru/2008/06/07/3112

Стихи о разлуке

Я тебя до сих пор не забыла…
И все также… безумно люблю…
Просто раньше… от боли я выла…
А теперь эту боль терплю…
Просто стала… сильнее с годами…
Стараюсь не ждать… а жить…
Иногда… я не сплю ночами…
Просто … слезы не стала лить…
До сих пор… на сердце… тревожно…
На душе моей… кошки скребут…
Жить без тебя мне сложно…
Но ты где-то там… а я тут…

Однажды ты соскучишься по мне

Однажды ты соскучишься по мне,
Поймешь, что время душу не излечит,
И вечером в звенящей тишине,
Как год назад, захочешь нашей встречи.

И как во сне, ты станешь бредить мной.
До дрожи в теле, до душевной боли…
Среди других лишь слышать голос мой,
И ощущать, как я дышу тобою…

Однажды ты не сможешь больше ждать,
Делить меня с другим не будет мочи,
И ты мне позвонишь, чтобы сказать,
Что больше всех меня ты видеть хочешь…

Я все простить смогу и все понять,
Ты для меня на свете всех дороже!
Попробуй вновь меня не потерять,
Ведь, потеряв, вернуть уже не сможешь!

Как бы ни было больно

Как бы ни было больно — РВИ !
Как бы ни было страшно — БЕЙ!
В мире НЕТУ такой любви
Что всей жизни ТВОЕЙ ценней!

Как бы ни было жалко — ЖГИ !
Замок свой из бумажных грёз
Ты сама то себе НЕ ЛГИ!
А ответь на простой вопрос —

Кто ему ты? Ну Кто? НИКТО!
Мимолётной интрижки вкус
Это ОПЫТ тебе зато!
Злой гадюки-судьбы укус!

И не надо в других искать
ТО — чего в них в природе НЕТ!
Это глупо — ГОДАМИ ждать
Ярко-розовый хэппи-энд.

Что бы ни было — ЗАЖИВЕТ
И останется лишь рубец !
А любовь как мигрень пройдёт
Не конец это! НЕ КОНЕЦ!

Как бы ни было — надо ЖИТЬ !
Самый главный урок усвой!
Важно ВОВРЕМЯ уходить!
С ГОРДО поднятой головой!
Как бы ни было страшно — БЕЙ!
В мире НЕТУ такой любви
Что всей жизни ТВОЕЙ ценней!

Как бы ни было жалко — ЖГИ !
Замок свой из бумажных грёз
Ты сама то себе НЕ ЛГИ!
А ответь на простой вопрос —

Кто ему ты? Ну Кто? НИКТО!
Мимолётной интрижки вкус
Это ОПЫТ тебе зато!
Злой гадюки-судьбы укус!

И не надо в других искать
ТО — чего в них в природе НЕТ!
Это глупо — ГОДАМИ ждать
Ярко-розовый хэппи-энд.

Что бы ни было — ЗАЖИВЕТ
И останется лишь рубец !
А любовь как мигрень пройдёт
Не конец это! НЕ КОНЕЦ!

Как бы ни было — надо ЖИТЬ !
Самый главный урок усвой!
Важно ВОВРЕМЯ уходить!
С ГОРДО поднятой головой!

А мне так хочется к Тебе.
И чтобы губы твои близко.
Пройтись неслышно по судьбе,
а поцелуи низко — низко.

Стереть все эти города,
все километры и преграды.
И чтоб в душе весна всегда.
и чтобы рядом. рядом..рядом.

Хочу к Тебе. И в Жизнь, и в Сон.
и стать хозяйкой твоих мыслей.
Два сердца бьются в унисон.
А расстояние. как выстрел.

Мы научились просто с тобой жить.

Мы научились просто с тобой жить,
Совсем ни в чем друг-другу не мешая,
И только лишь по праздникам звонить,
Стесняясь с Днем Рожденья поздравляя.

Мы научились порознь засыпать,
И не писать нелепых сообщений,
И новой встречи никогда не ждать,
(Особенно уже по воскресеньям).

Ты научился просто жить с другой,
Уже уверенней твердишь простое имя,
Такая жизнь. И что нам от того?
Что та любовь горчит всегда полынью!

Мы научились… Господи, прости!
(Какие бестолковые уроки!),
Если при встрече — руки в кулаки,
Если глаза бездонно- одиноки…

Если молчим. А хочется кричать!
Если надежды вдребезги разбились!
Мы научились — отпускать мечты,
Друг-друга не любить — не научились…

Тишина угнетающе дышит.
Далеко ты сейчас не со мной.
И бриллиантами будто бы вышит
Небосклон над твоей головой.
Прилечу к тебе ветра дыханием
И прижмусь к твоим теплым губам.
Разделила нас жизнь расстоянием,
Но я всё ж благодарен богам.
Благодарен, что мне подарили
Жизнь в которой я встретил тебя!
Я хочу, чтобы вместе мы плыли
В море жизни друг друга любя.

Руслан Газиев июль 2014 г.

Я ушла от тебя навсегда…

Я ушла от тебя навсегда…
Больше нет тебя рядом со мною.
Не оставлю в душе и следа
И любовь мрачным небом укрою.

В моем мире опять пустота,
Там отсутствуют яркие звезды.
Говорю: Неужели одна?
И любовь окликать уже поздно!

И теперь уж навеки забыты
Все те чувства, которые были,
И мечты ненавистно разбиты,
Затерявшись во мгле черной пыли.

Я ушла от тебя навсегда,
Но обидней всего мне на свете,
Что ушла в этот раз я сама,
И сама я за это в ответе.

Так хочется набрать твой номер и услышать голос.
Поговорить, как раньше, обо всем на свете.
Вспомнить первый взгляд и первый поцелуй,
Наши встречи и прогулки на рассвете.

Так хочется обнять, ну хоть на пять минут!
Почувствовать тепло, дыханье, сердца стук.
Закрыть глаза, чтоб снова ощутить
Прикосновение твоих горячих, сильных рук.

Так хочется опять с тобою рядом быть.
Не отпускать, держать, как можно крепче.
Любить, хотеть, желать и просто жить.
Чтоб сердцу биться было легче.

Так хочется тебя назад вернуть
И время, когда счастливы с тобою были.
Но только лодка жизни и любви
От наших берегов давно отплыли.

Есть чувства, но не вижу смысла,
Есть боль и много грусти от потерь.
Где ты была, когда мне было плохо?
Зачем пытаешься вернуть меня теперь?

Ты помнишь как я плакал на балконе?
Как я просил тебя не уходить.
Спасал меня лишь алкоголь в флаконе.
Лишь он помог мне горе утопить.

А ты всегда была мне лучшим другом,
Я не жалею пролетевших лет,
Но боль предательства, и может быть измены,
Оставили в душе кровавый след.

Я много думал, что же будет дальше?
Хотя заранее я знал ответ.
Тебя просил, вернись пока не поздно,
Но слышать ты не стала этот бред.

Вернись в семью шептал тебе на ухо,
Любимая, не нужно уходить.
Но ты срывалась, там где ждут “подруги”
В ночные клубы там где жизнь кипит.

Один я оставался на пустом балконе,
У бога много раз просил совет.
Смотрел я наши фото в телефоне.
И ждал когда наступит вновь рассвет.

Просил тебя, побудь со мною рядом,
Я справлюсь только если рядом ты,
Ты мне нужна тогда была как воздух,
Ломались чувства, душу рвало на куски.

Решение пришло само собою,
Зачем пытаюсь это все сберечь?
И раз тебе не нужны мои чувства
Тогда и я, не буду их беречь.

Я брошу все, оно того не стоит,
Чтоб тратить своё время не на тех.
Тебе желаю счастья и удачи,
Чтоб жизнь дарила тебе звонкий смех.

А я уйду. куда? пока не знаю,
Но на земле есть миллион дорог,
И раз с тобой у нас не получилось,
Есть в мире для меня другой порог.

И на пороге новом кто-то будет счастлив,
Как счастливы мы были лишь с тобой.
Скажу прощай я нашей прошлой жизни,
И в след я помашу тебе рукой.

Источник:
Стихи о разлуке
Красивые стихотворения известных поэтов и короткие стихи от пользователей сайта про расставание, разлуки и встречи.
http://millionstatusov.ru/stihi/razluka.html

У Есенина есть стихи о разлуки?

Ты плакала в вечерней тишине,
И слезы горькие на землю упадали,
И было тяжело и так печально мне,
И все же мы друг друга не поняли.
Умчалась ты в далекие края,
И все мечты увянули без цвета,
И вновь опять один остался я
Страдать душой без ласки и привета.
И часто я вечернею порой
Хожу к местам заветного свиданья,
И вижу я в мечтах мне милый образ твой,
И слышу в тишине тоскливые рыданья.

Пускай ты выпита другим,
Но мне осталось, мне осталось
Твоих волос стеклянный дым
И глаз осенняя усталость.
О возраст осени! Он мне
Дороже юности и лета.
Ты стала нравиться вдвойне
Воображению поэта.
Я сердцем никогда не лгу,
И потому на голос чванства
Бестрепетно сказать могу,
Что я прощаюсь с хулиганством.
Пора расстаться с озорной
И непокорною отвагой.
Уж сердце напилось иной,
Кровь отрезвляющею брагой.
И мне в окошко постучал
Сентябрь багряной веткой ивы,
Чтоб я готов был и встречал
Его приход неприхотливый.
Теперь со многим я мирюсь
Без принужденья, без утраты.
Иною кажется мне Русь,
Иными — кладбища и хаты.
Прозрачно я смотрю вокруг
И вижу, там ли, здесь ли, где-то ль,
Что ты одна, сестра и друг,
Могла быть спутницей поэта.
Что я одной тебе бы мог,
Воспитываясь в постоянстве,
Пропеть о сумерках дорог
И уходящем хулиганстве.

Ты плакала в вечерней тишине,
И слезы горькие на землю упадали,
И было тяжело и так печально мне,
И все же мы друг друга не поняли.
Умчалась ты в далекие края,
И все мечты увянули без цвета,
И вновь опять один остался я
Страдать душой без ласки и привета.
И часто я вечернею порой
Хожу к местам заветного свиданья,
И вижу я в мечтах мне милый образ твой,
И слышу в тишине тоскливые рыданья.

Цветы мне говорят — прощай,
Головками склоняясь ниже,
Что я навеки не увижу
Ее лицо и отчий край.

Любимая, ну, что ж! Ну, что ж!
Я видел их и видел землю,
И эту гробовую дрожь
Как ласку новую приемлю.

И потому, что я постиг
Всю жизнь, пройдя с улыбкой мимо, —
Я говорю на каждый миг,
Что все на свете повторимо.

Не все ль равно — придет другой,
Печаль ушедшего не сгложет,
Оставленной и дорогой
Пришедший лучше песню сложит.

Источник:
У Есенина есть стихи о разлуки?
Пользователь Евгения Смирнова задал вопрос в категории Литература и получил на него 5 ответов
http://otvet.mail.ru/question/49001847

CATEGORIES