Боль от отношений, в которых ты «вроде как нравишься»

Это ужасное чувство, когда ты вкладываешь свое время и свои эмоции в человека и все равно не уверен или не уверена, нужна ты ему (ей) или нет

Когда девушка спрашивает о чувствах парня, ответ, скорее всего, звучит так: «Ты ему нравишься, но, возможно, недостаточно».

Это может запросто не давать нам покоя. Он вроде бы делает приятные вещи и ведет себя довольно дружелюбно, но не может дать того, что мы понимаем под нормальными отношениями.

Конечно, существуют возможные объяснения такого его поведения. Возможно, он слишком сильно загружен по работе. Может быть, его сердце не зажило после расставания с бывшей девушкой. Или он просто боится связывать себя отношениями. Может статься, ты и нравишься ему, но его отпугивает твой чрезмерный энтузиазм и настойчивость.

Он хочет чего-то большего, чем физические отношения, но, в то же самое время, ему нравится играть. Возможно, встречаться с несколькими девушками одновременно.

Независимо от того, по какой причине, если парень говорит, что он не хочет быть в отношениях, он имеет в виду именно это. Наверняка он беспокоится о тебе, ему нравится проводить с тобой время и да, нравишься ты. Просто этого недостаточно.

Возможно, с какого-то момента он утратил способность любить. Может быть, он просто любит контролировать свои эмоции.

Большинство женщин ищет проблему в себе. Они думают, что должны были больше стараться, активнее следить за собой – результат был бы иным.

Досадная правда в том, что ничего из того, что ты делаешь или говоришь, не изменит его чувства. Если ты будешь считать это своей проблемой – то станешь только зря причинять себе боль.

Понятно, что очень тяжело завершить ситуацию, в которую было вложено столько сил и энергии, сложно принимать вещи такими, какие они есть. Ты фокусируешься на том, что хочешь услышать и игнорируешь все опасные знаки, потому что мечтаешь, чтобы отношения куда-нибудь привели.

Ты цепляешься за проблески надежды. Ты сама обосновываешь причины, по которым стоит оставаться в таких неоднозначных отношениях.

В конце концов, тебе в любом случае будет больно. Лучше всего закончить это сейчас и попытаться понять, как такая женщина, как ты, могла игнорировать все эти опасные знаки, и почему он дал тебе уйти. Ты чувствуешь, что он ушел, забрав с собой часть тебя и оставив на месте пустоту…

Грустно, да. Но! Он использовал тебя. Он знал, как ты заинтересована и никогда не пытался остановить тебя.

Что еще хуже, ваши чувства друг к другу несопоставимы. Ему было очень комфортно знать, что ты к нему неравнодушна, а ты думала, он понимает, к чему все идет. Ты застряла в ситуации, когда необходимо назвать вещи своими именами.

Вместо того чтобы продолжать принимать желаемое за действительное, установи себе конкретные цели. Возможно, это и к лучшему, если он не отвечает на твои явные сигналы.

Мы хотим успокаивать себя и верить в то, что нас любят, несмотря на все внешние признаки, говорящие об обратном. Мы чувствуем, что идем на компромисс с нашими ценностями, и это оказывает на нас разрушительное действие.

Хотя кажется, что решение очевидно, эта проблема, как правило, не из тех, что решаются быстро.

Но в любом случае ты должна понять – это не ты, это он. Если ты нравишься ему (я имею в виду: на самом деле нравишься), это будет очевидно, поскольку он будет прилагать усилия. Если он их не прилагает – значит стоит смириться и принять вещи такими, какие они есть.

Источник: creu.ru

Размышления под звон кастрюль

Все чаще и чаще мне приходится слышать рассуждения, похожие друг на друга как две капли воды. Женщины жалуются на невыносимую тяжесть бремени семейных обязанностей, на равнодушие мужей, на бессмысленность семьи вообще, ибо она лишает женщину не только здоровья и сил, но и свободы — свободы самовыражения в качестве полноценной и полноправной личности.

Начну с того, что противопоставление семьи и личности само по себе уже достаточно любопытно, ибо словно подчеркивает второсортность семейных отношений. А поскольку такая постановка вопроса по своей сути абсурдна – и это все, в общем-то, понимают, — то начинается «священная война». Нет, не за восстановление статуса семьи, за прекращение дискриминации женщин. О проблеме «женщина и общество» в последнее время не писал разве что очень ленивый журналист.

Хотя тема эта сама по себе достаточно парадоксальна. Ведь никому, кажется, еще не приходило в голову заниматься темой «мужчина и общество». А почему один пол можно противопоставлять обществу, а другой нельзя? Или молчаливо подразумевается, что общество изначально рассчитано только на сильную половину человечества? Ну и еще тех женщин, которые удачно притворяются мужчинами. А нормальной женщине отведено строго определенное и биологически оправданное место, с которого лучше не высовываться.

Не подумайте, что с моей точки зрения женщина может только рожать детей и мыть посуду, и что именно в этом — высокий смысл ее существования. Нет, конечно. Но и другая крайность — полное растворение женщины в работе — противоестественна. При этом, как правило, приходится жертвовать нормальной семейной жизнью. Ибо никому еще не удавалось с комфортом сидеть одновременно на двух стульях. Обычно выбирают что-то среднее.

Но и эта «свобода выбора» в наших современных условиях чаще всего — лишь «осознанная необходимость». Выбирая: работать или заниматься домашним хозяйством, женщины почти всегда вынуждены делать выбор между жизнью около черты бедности или жизнью в нищете. Если добавить к этому, что социальный статус домашней хозяйки в нашей стране ниже любого другого, нетрудно догадаться, что именно выбирает большинство женщин.

В одном из писем (кстати, не слишком типичном) говорится: «Недавно в передаче о домохозяйках по радио автор убежденно доказывал мне, что я — человек второго сорта, деградирующий не по дням, а по часам, и неспособный воспитать нормальных детей в силу своей «домохозяйской» отсталости, что я похоронила себя среди кастрюль и сковородок и заслуживаю лишь большого общественного презрения. А в передаче по телевизору добавили, что домохозяйкам, как и всем неработающим лицам, компенсация в связи с ростом цен не положена, то есть дали понять, что ставят нас на одну доску с тунеядцами и уголовниками» (И. В., г. Москва).

Не стану касаться вопроса о компенсациях — это отдельная сказка, но что касается статуса домохозяйки, то стопроцентно убеждена: никакое сверхравноправие и никакая суперсвобода женщины не изменят положение в лучшую сторону, если престижным будет по-прежнему что угодно, только не семья. И если рождение ивоспитание детейпо-прежнему будет считаться толькохоббиили, по мнению некоторых, способом увильнуть от общественно-полезного труда и стать домашней хозяйкой, в административном просторечье — иждивенкой.

Самый, конечно, «убедительный» аргумент у сторонников поголовной женской занятости вне дома — это плохое качество воспитания детей «неработающими» домохозяйками. И ведь, кажется, убедились в неспособности наших современных детских садов и школ воспитывать нормальных людей. Кажется, уже досыта наелись рассуждениями о заброшенных детях, чьи родители либо вкалывают на производстве, либо бьются за собственный бизнес. Все равно «домохозяйка не способна воспитать полноценного гражданина». А то, что нормальная работающая вне дома женщина способна уделить для воспитания детей всего-навсего двадцать минут в день — это что, залог качества?

Сплошь и рядом слышишь: «Я не для того получала высшее образование, чтобы торчать на кухне и стирать пеленки». Высшее образование получают, чтобы иметь престижную, хорошо оплачиваемую работу. Желательно также — любимую работу.

Стоп. Подавляющее большинство представительниц прекрасного пола выходят замуж абсолютно добровольно, более того — с радостью. Так что в этом плане не происходит никакого выкручивания рук и насилия над личностью. Почему же потом каждая вторая личность начинает кричать о попрании ее неотъемлемых прав на самовыражение?

Нынешнему положению женщин действительно не позавидуешь: ей сплошь и рядом приходится обеспечивать не только свое собственное благополучие, но и благополучие своих собственных детей, причем зачастую в гораздо большей степени, чем мужчинам. Пусть не обижаются на меня те представители сильного пола, которые являются исключениями из общего правила, и если не могут содержать своих жен, то помогают им справляться со всеми бытовыми неурядицами. Но, как правило, мужчины заняты своей работой и (в последнее время в основном) политикой, а все «прелести» быта великодушно уступают женам. В таком случае напрашивается образное сравнение результатов забегов двух спортсменов: одного — налегке, а другого — с детьми на руках, на плечах, за спиной.

Есть, правда, радикальный способ добиться «подлинного равенства полов и гарантированного союза душ» и где-то даже взаимного сердец лобызания. Нужно просто перестать рожать детей вообще и дружно стать ударниками любого труда — хоть коммунистического, хоть капиталистического. Первоначально результаты, безусловно, будут впечатляющими. Что будет потом — покажет время.

В порядке исключения первыми такой эксперимент проведем не мы. Его уже начали в Германии, точнее, в бывшей ГДР. Там женщинам, желающим устроиться на работу, в последнее время начали прозрачно намекать, что желательно иметь справку о. стерилизации. Да-да, той самой, которая вызвала такой всплеск эмоций у нас полгода тому назад, когда ее предложили узаконить в качестве добровольной меры предохранения от беременности. По свидетельству мюнхенского журнала «Квик», немкам уже просто начали говорить открытым текстом: «Принесите справку о том, что вы не можете иметь детей, и тогда мы зачислим вас в штат». Только в клинике Магдебурга за последний год проведено 1200 таких операций (против 8 в 1986 году).

Нравится такая гарантированная перспектива самовыражения? Не хочу никого пугать, но при нашей, простите, тупой ориентации на необходимость участия женщин в «общественно полезном труде» и при столь же тупой ориентации на то, что женщина с ребенком — это обуза для предприятия и общества, ничего хорошего нас не ожидает.

Но и фарисейские призывы «вернуть женщину к домашнему очагу!» ничуть не лучше. Чтобы вернуться к домашнему очагу, его нужно, как минимум иметь. Квартиры, где «санитарной нормой» считается 5 кв. метров на человека, где кухня размером со стенной шкаф, а санузел совмещается непосредственно с мусоропроводом, «домашним очагом» может назвать только житель поселка типа «шанхай» или человек с очень буйным воображением. А между прочим, в таких поселках — а не в отдельных квартирах! — живут около 10 процентов наших сограждан. И к этому очагу тоже — вернуть?

Относительно разумный выход из, казалось бы, безвыходной ситуации в последнее время нашли практичные американки. Они предпочитают рожать детей в возрасте около 30 лет. То есть тогда, когда есть не только профессия и какой-то материальный достаток, но и ясность: что в жизни главное? Дети? Значит, в жертву приносится работа. Иногда — навсегда, чаще — на несколько лет. Работа? Тогда отказываются от материнства.

Для нас, к сожалению, этот выход пока не слишком реален. При основном противозачаточном средстве под названием «аборт» к тридцати годам можно остаться не только бездетной, но еще и искалеченной. А сделать выбор между карьерой и материнством мало кто отваживается. Нормальный инстинкт нормальной женщины перевешивает в 99 случаях из 100. Но потом в той же пропорции проявляется «прекрасное» воспитание, согласно которому «первым делом самолеты».

С моей точки зрения, проблема «женщина и общество» в нашем, «совковом» варианте — это наихудшая из ипостасей в общем-то общечеловеческой проблемы. Мы слишком цивилизованны для того. чтобы бездумно рожать по полтора десятка ребятишек на семью, но еще недостаточно развиты, чтобы использовать современные противозачаточные средства.

Мы гуманны — потому что предоставляем матерям отпуска по уходу за детьми и выплачиваем какие-тоденьгина их содержание, но мы жестоки — потому что смотрим на любого чужого ребенка как на лишний рот и иждивенца и своих чувств от окружающих обычно не скрываем. Мы внушаем женщине, что она «такой же человек», как и мужчина, но одновременно норовим напомнить ей, что, в сущности, мужчина намного «полноценнее», потому что не рожает детей и не уходит по этому поводу в долгосрочные отпуска. И так далее и тому подобное. Кроме того, огромное количество матерей-одиночек опровергают самим фактом своего существования любую идею относительно того, что содержать семью должен отец, а место женщины-матери — у очага и колыбели.

И все дискуссии вокруг «женской доли», «равноправия », самовыражения приводят лишь к нарастанию озлобленности между прекрасной и сильной половинами нашего общества. Ибо сильной половине завидно, что кто-то прекрасен, а прекрасная половина желает быть еще и сильной.

Человек, который идет работать ради куска хлеба для детей, и человек, который работает только потому, что не может не работать,— это, согласитесь, явления совершенно разного порядка. А мы лицемерно утверждаем, что все наши женщины зачахнут, если у них отнять 8—9-часовой рабочий день, забывая при этом, что зачахнут-то они от элементарного недоедания.

Я не знаю, что ответить тем женщинам, которые никак не могут выбрать, что им дороже: семья или работа. Этот выбор каждая должна сделать для себя сама. Знаю только, что пора перестать стыдиться профессии матери-домохозяйки. Действительно, кстати, первой и самой важной профессии на земле.

Светлана БЕСТУЖЕВА-ЛАДА

Источник: www.passion.ru

CATEGORIES